Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,580

СОСТОЯНИЕ ПЕРВИЧНОЙ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ РАКОМ ШЕЙКИ МАТКИ КАК ФАКТОР, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ПРОГНОЗ ДЛЯ РЕПРОДУКТИВНОГО ЗДОРОВЬЯ ПАЦИЕНТОК

Наумов И.А. 1 Гарелик Т.М. 1
1 Учреждение образования «Гродненский государственный медицинский университет»
Среди онкологических заболеваний женского населения, ухудшающих состояние репродуктивного здоровья, вторым по частоте встречаемости является рак шейки матки. Развитию инвазивной стадии заболевания предшествуют различные формы цервикальной интраэпителиальной неоплазии, включая рак in situ, которые являются последовательными и прогностически благоприятными этапами канцерогенеза, который имеет мультифакторный, но все еще недостаточно изученный характер. На основе анализа данных, полученных при выкопировке из первичной медицинской документации, и проведенной экспертизы качества оказания медицинской помощи показано, что в структуре впервые выявленных форм инвазивных и неинвазивных форм патологии превалировал рак шейки матки in situ – 61,5 %. В 2012–2016 гг. показатели первичной заболеваемости раком шейки матки in situ оказались, в среднем в 1,5 раза более высокими, чем среди заболевших инвазивным раком: соответственно 25,52 ± 4,56 и 16,06 ± 1,53 на 100 тыс. женского населения. Установлено, что возрастная структура и динамика первичной заболеваемости женщин, страдающих раком шейки матки, в значительной мере определяются их низким социальным статусом и дефектами самосохранительного поведения, а также качеством оказания медицинской помощи, а раннее выявление данного рода патологии является залогом сохранения репродуктивного здоровья пациенток.
репродуктивное здоровье
первичная заболеваемость
рак шейки матки
1. Рак шейки матки в Республике Беларусь. Эпидемиология и состояние онкологической помощи / А.Е. Океанов [и др.] // Онкологический журнал. – 2013. – Т. 7, № 4(28). – С. 20–27.
2. Global cancer statistics / A. Jemal [et al.] // Cancer Journal for Clinicians. – 2011. – Vol. 61. – P. 69–75.
3. Kesic V. Prevention of cervical cancer in Central and Eastern Europe and Central Asia: a challenge for the future / V.  Kesic // Vaccine. – 2013. – Vol. 31. – P. 7–9.
4. Цервикальная интраэпителиальная неоплазия: возможности диагностики и лечения / Л. И. Мальцева [и др.] // Практическая медицина. – 2012. – № 9 (65). – С. 52–55.
5. Государственная программа «Здоровье народа и демографическая безопасность Республики Беларусь» на 2016–2020 годы [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.pravo.by/world_of_law/text.asp?RN = P31100357 (дата обращения: 20.03.2018).
6. Комплексная борьба с раком шейки матки: краткое практическое руководство. – Женева: ВОЗ, 2008. – 290 с.
7. Косенко И.А. Рак шейки матки с неблагоприятным прогнозом: монография / И.А. Косенко. – Гомель: ГГМУ, 2007. – 192 с.
8. Бахлаев И.Е. Профилактика рака шейки матки в условиях женской консультации / И.Е. Бахлаев, П.И. Ковчур // Опухоли женской репродуктивной системы. – 2009. – № 3–4. – С. 94–98.
9. Аржаненкова Л.С. Социально-психологическая характеристика больных со злокачественными новообразованиями женской репродуктивной системы / Л.С. Аржаненкова, Г.А. Сидоров, М.Д. Сычов // Вопросы онкологии. – 2007. – Т. 53, № 6. – С. 715–716.
10. Лисок Е.С. Впервые выявленная заболеваемость женщин – врачей акушеров-гинекологов репродуктивного возраста / Е.С. Лисок, И.А. Наумов // Современные проблемы гигиены, радиационной и экологической медицины: сб. науч. ст. / М-во здравоохр. Респ. Беларусь, УО «Гродн. гос. мед. ун-т», каф. общей гигиены и экологии; [гл. ред. И.А. Наумов]. – Гродно: ГрГМУ, 2017. – Вып. 7. – С. 72–86.
11. Наумов И.А. Медико-социальная обусловленность состояния репродуктивного здоровья женщин-работниц химического производства: монография / И.А. Наумов, Е.Л. Есис. – Гродно: ГрГМУ, 2015. – 246 с.
12. Новик В.И. Скрининг рака шейки матки / В.И. Новик // Практическая онкология. – 2010. – Т. 11, № 2. – С. 66–73.
13. Прилепская В.Н. Первичная профилактика рака шейки матки: достижения и перспективы / В.Н. Прилепская, Т.Н. Бебнева // Фарматека. – 2011. – № 13. – С. 42–46.
14. Скрининг рака шейки матки: что нового в мировой практике / Г.Р. Байрамова [и др.] // Акушерство и гинекология. – 2016. – № 7. – С. 17–21.
15. Современные возможности организованного скрининга рака шейки матки / И.А. Аполихина [и др.] // Акушерство и гинекология. – 2016. – № 9. – С. 12–18.

Сохранение репродуктивного здоровья (далее – РЗ) женского населения является приоритетом деятельности здравоохранения Республики Беларусь и реализуется преимущественно на уровне оказания первичной медико-санитарной помощи (далее – ПМСП). При этом одними из основных критериев ее качества являются показатели заболеваемости и смертности от основных неинфекционных болезней, в том числе и онкологических [1].

Среди онкологических заболеваний женского населения, ухудшающих состояние РЗ, вторым по частоте встречаемости является рак шейки матки (далее – РШМ) [2]. Так, ежегодно в мире впервые выявляется более 500 тыс. новых случаев инвазивного РШМ, стандартизованные показатели заболеваемости в Европейском регионе варьируют от 4,0 до 21,0 на 100 тыс. населения (в Беларуси – 12,0–15,00/0000) с устойчивой тенденцией к росту [3].

Развитию инвазивного РШМ предшествуют различные формы цервикальной интраэпителиальной неоплазии, включая преинвазивную РШМ in situ, являющиеся прогностически благоприятными этапами мульфакторного канцерогенеза, который все еще недостаточно изучен [4]. В этой связи созданию новой базы данных в области оценки потенциала РЗ пациенток, страдающих РШМ, основанной на использовании международных стандартов по изучению сложившейся клинико-эпидемиологической ситуации и анализе диагностических ошибок придается важнейшее значение, что в полной мере соответствует задачам Государственной программы «Здоровье народа и демографическая безопасность Республики Беларусь» на 2016–2020 гг. [5]. Именно эти данные, полученные, в том числе и на региональном уровне, должны стать основой для внедрения новых технологий сохранения РЗ пациенток, что и определяет актуальность исследования.

Цель исследования: изучить структуру, динамику и причины первичной заболеваемости РШМ в Гродненской области Республики Беларусь в 2012–2016 гг. и оценить их вклад в ухудшение РЗ пациенток.

Материалы и методы исследования

Проведен анализ первичной медицинской документации пациенток, страдавших РШМ, по шифрам С 53 и D 06 Международной классификацией болезней 10-го пересмотра: медицинских карт амбулаторного больного (ф № 25/у), историй болезни (ф № 003/у-07), извещений о впервые установленных случаях злокачественных новообразований (ф № 090/у-16), протоколов на случай выявления у пациента формы злокачественного новообразования в III стадии визуальных локализаций и (или) в IV стадии всех локализаций (ф № 027-2/у-13). Использованы также данные канцер-регистра Гродненской областной клинической больницы за 2012–2016 гг.

Данные о заболеваемости представлены в абсолютных значениях и показателях на 100 тыс. женского населения в разрезе возрастных групп. В оценке стадии РШМ пользовались Международной классификацией TNM (6-е издание, 2002) и FIGO (1994).

В процессе исследования использована методология экспертной оценки качества оказания медицинской помощи (максимальный показатель принимался равным 100 %).

Статистическая обработка данных проведена с использованием программы «STATISTICA 10.0». Наглядное представление о структуре заболеваемости осуществлено с помощью круговых диаграмм распределения. Тренды заболеваемости описаны с применением уравнения экспоненциального тренда и представлены графически.

Результаты исследования и их обсуждение

Установлено, что в Гродненской области в 2012–2016 гг. охват организованным популяционным скринингом РШМ на уровне ПМСП осуществлялся в соответствии с требованиями Постановления Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 12.08.2016 г. № 96 «Об утверждении Инструкции о порядке проведения диспансеризации». Скрининг был основан на морфологической верификации данного заболевания (цитологический и гистологический методы) и дополнялся тестированием на наличие вируса папилломы человека с определением вирусной нагрузки, а выбор стратегии диагностики проводился на основе таких показателей, как чувствительность, специфичность, предсказуемость значений положительного и отрицательного тестов [6]. За пятилетие уровень охвата женского населения организованным скринингом составил 92,21 ± 1,63 %. При этом был выявлен 1171 случай РШМ.

Как известно, одним из основных факторов прогноза, определяющих течение заболевания, состояния РЗ и жизни пациентки, страдающей РШМ, является степень распространения опухолевого процесса на момент диагностики [7]. Нами установлено, что в структуре впервые выявленных форм превалировал РШМ in situ (61,5 %), что свидетельствует об относительной эффективности скрининга на уровне ПМСП. Процентная доля пациенток с I стадией процесса составила 16,1 %, со II стадией – 14,3 %, с III стадией – 6,0 %, с IV стадией – 2,1 % (рис. 1).

naum1.wmf

Рис. 1. Структура впервые выявленных случаев РШМ в Гродненской области в 2012–2016 гг.

naum2.wmf

Рис. 2. Динамика первичной заболеваемости инвазивным и неинвазивным РШМ в Гродненской области в 2012–2016 гг.

Таблица 1

Впервые выявленная заболеваемость РШМ in situ в Гродненской области в 2012–2016 гг.

Возраст

Годы

2012

2013

2014

2015

2016

2012–2016

абс

0/0000

абс

0/0000

абс

0/0000

абс

0/0000

абс

0/0000

абс

0/0000

До 20 лет

0

0

0

0

0

0

0

0

1

1,17

1

0,23 ± 0,07

20–29

55

72,97

35

46,94

29

39,95

30

42,84

51

76,23

200

55,79 ± 9,39

30–39

48

66,0

38

52,68

42

58,03

41

56,41

42

57,56

211

58,14 ± 3,26

40–49

28

33,48

34

41,44

28

34,82

25

31,63

34

43,57

149

36,99 ± 3,21

50 лет и старше

24

10,62

30

13,15

32

13,92

27

11,65

46

19,74

159

13,82 ± 1,98

Всего

155

27,32

137

24,21

131

23,22

123

21,87

174

31,03

720

25,52 ± 4,56

 

Среди пациенток с РШМ in situ показатели первичной заболеваемости оказались в среднем в 1,5 раза более высокими, чем среди заболевших инвазивным раком: соответственно 25,52 ± 4,56 и 16,06 ± 1,53 на 100 тыс. женского населения. Причем динамика показателей заболеваемости РШМ оказалась разнонаправленной (рис. 2).

Случаи первичной заболеваемости неинвазивным РШМ регистрировались во всех возрастных группах пациенток (табл. 1).

В связи с наиболее высоким процентным уровнем охвата организованным скринингом среди впервые выявленных значительное большинство (77,9 %) ожидаемо составили случаи РШМ in situ, зарегистрированные у женщин репродуктивного возраста (15–49 лет), что согласуется с литературными данными [8].

На протяжении пятилетия в группах женщин репродуктивного возраста (за исключением пациенток младше 20 лет) значения показателей заболеваемости РШМ in situ значительно превышали аналогичные среди заболевших в возрасте старше 50 лет. Причем среди женщин 30–39 лет средние значения показателя (58,14 ± 3,260/0000) превысили аналогичные в старшей возрастной группе (13,82 ± 1,980/0000) почти в 4 раза (t = 5,48; p < 0,01).

Таким образом, группой повышенного риска являются женщины именно активного репродуктивного возраста, причем преимущественно из промискуитетной группы с исходно неудовлетворительным состоянием РЗ, для которых характерны невысокий образовательный уровень (высшее образование имели 11,9 % женщин), раннее начало половой жизни (в среднем, в 14,9 ± 0,29 г.), незащищенные половые контакты (86,9 % пациенток) и частая смена сексуальных партнеров (в среднем, 7,13 ± 0,67), наличие инфекций, передающихся половым путем (85,3 %), аборты в анамнезе и травмы шейки матки (71,9 %), а также роды в возрасте 15–18 лет и высокий их паритет (62,9 %). Полученные результаты согласуются не только с литературными [9], но и данными ранее проведенных нами исследований, в которых было показано, что, например, среди врачей акушеров-гинекологов репродуктивного возраста Гродненской области на протяжении целого десятилетия (2007–2016 гг.) не было выявлено ни одного случая даже неинвазивного РШМ [10]. Кроме того, нами было установлено, что риск заболеть существенно выше у женщин репродуктивного возраста, работавших во вредных условиях труда и контактировавших даже с малыми концентрациями химических токсикантов, обладавших канцерогенным действием [11].

По-видимому, существенной отягощенностью полового анамнеза можно объяснить и выявленную нами тенденцию поступательного роста первичной заболеваемости РШМ in situ среди женщин в возрасте 50 лет и старше: за пятилетие уровень показателя возрос на 85,8 % и в 2016 г. достиг 19,74 на 100 тыс. женского населения (рис. 3).

В связи с рациональной организацией скрининга уровни заболеваемости среди всех пациенток репродуктивных возрастов, страдающих РШМ I–II стадий, оказались существенно более низкими, чем среди заболевших неинвазивной формой рака. Причем в возрасте до 20 лет случаи болезни не регистрировались. При этом нам, однако, не удалось подтвердить литературные сведения о высоких показателях заболеваемости среди женщин наиболее активного репродуктивного возраста (20–29 лет) [12], составившие только 3,01 ± 0,520/0000, так как пик пришелся на возрастную категорию 40–49 лет – 22,77 ± 3,610/0000.

Несмотря на проведение организованного скрининга, в 2012–2016 гг. было зарегистрировано 97 случаев заболевания в III–IV стадиях (табл. 2). Возраст пациенток был следующим: 20–29 лет – 3,1 % женщин, 30–39 лет – 9,3 %, 40–49 лет – 30,9 %, 50–59 лет – 26,8 %, 61–70 лет – 13,4 %, от 71 лет и старше – 16,5 %.

Таблица 2

Впервые выявленная заболеваемость РШМ в III–IV стадиях в 2012–2016 гг.

Возраст

Годы

2012

2013

2014

2015

2016

2012–2016

абс

0/0000

абс

0/0000

абс

0/0000

абс

0/0000

абс

0/0000

абс

0/0000

20–29

1

1,32

0

0

1

1,38

1

1,43

0

0

3

0,83 ± 0,12

30–39

2

2,74

1

1,39

2

2,76

2

2,75

2

2,74

9

2,48 ± 0,76

40–49

9

10,76

5

6,09

5

6,22

5

6,33

6

7,69

30

7,42 ± 2,13

50 лет и старше

12

5,31

6

2,63

20

8,70

11

4,75

6

2,57

55

4,79 ± 1,72

Всего

24

4,23

12

2,12

28

4,97

19

3,78

14

2,50

97

3,52 ± 0,97

 

naum3.wmf

Рис. 3. Динамика первичной заболеваемости РШМ in situ в группе старше 50 лет

Экспертиза качества оказания медицинской помощи позволила выявить ее резервы на уровне ПМСП [13]. Так, наиболее типичными отрицательными отклонениями были: длительное отсутствие диспансерного наблюдения (более 1 года), что оказалось характерным для пациенток старше 50 лет, проживавших в сельских поселениях – 59,8 %; недостаточный объем диагностических мероприятий – 57,7 %; неполный сбор анамнеза – 43,3 %; нечеткое знание персоналом отраслевых стандартов – 42,3 %; несвоевременность направления на областной уровень при наличии показаний – 40,2 %; несвоевременность госпитализации при наличии показаний – 29,9 %. Кроме того, одной из возможных причин сложившейся ситуации является и ограниченная чувствительность и специфичность применявшегося метода при проведении цитологического скрининга (не более 70 %) [14], что определяет поиск механизмов совершенствования организационного алгоритма ведения пациенток в условиях оказания ПМСП с целью сохранения их РЗ [15].

Выводы

Таким образом, структура и динамика первичной заболеваемости женщин, страдающих РШМ, в значительной мере определяются их социальным статусом и дефектами самосохранительного поведения, а также качеством оказания медицинской помощи, а раннее выявление данного рода патологии является залогом сохранения РЗ пациенток.


Библиографическая ссылка

Наумов И.А., Гарелик Т.М. СОСТОЯНИЕ ПЕРВИЧНОЙ ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ РАКОМ ШЕЙКИ МАТКИ КАК ФАКТОР, ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ПРОГНОЗ ДЛЯ РЕПРОДУКТИВНОГО ЗДОРОВЬЯ ПАЦИЕНТОК // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2018. – № 5-1. – С. 119-123;
URL: http://www.applied-research.ru/ru/article/view?id=12228 (дата обращения: 28.09.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074