Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,570

МЕХАНИЗМЫ АДАПТАЦИОННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ ДЫХАТЕЛЬНЫХ МЫШЦ МЫШИ В УСЛОВИЯХ АЛЛЕРГИЧЕСКОЙ ПЕРЕСТРОЙКИ

Фархутдинов А.М. 1 Галявеева А.Р. 1 Теплов А.Ю. 1
1 ФГБОУ ВО «Казанский государственный медицинский университет»
Поперечнополосатые мышцы в условиях белковой сенсибилизации (БС) изменяют силу сокращения in vitro на агонист карбахолин и содержание малонового диальдегида (МДА). В работе проводилось сравнение этих показателей на изолированной полоске дыхательной мышцы – «смешанной» m. diaphragma и «быстрой» двигательной мышцы – m. extensor digitorum longus (m. EDL) мыши. У m. diaphragma в условиях БС наблюдается корреляция обоих показателей, что происходит по причине как возрастания чувствительности постсинаптической мембраны мышечных волокон (МВ) к ацетилхолину, так и динамикой последующих этапов системы ЭМС. У m. EDL, в отличие от m. diaphragma в условиях БС уменьшается сила сокращения и не изменяется уровень МДА. Пластичность и дыхательных, и двигательных мышц сенсибилизированных животных определяется работой элементов механизма ЭМС, локализованных как на мембране, так и в цитоплазме МВ. Мы предполагаем, что одним из механизмов обнаруженной пластичности являются процессы, обеспечиваемые динамикой как вне-, так и внутриклеточной АТФ. Изменение содержания диальдегида в поперечнополосатой мышце сенсибилизированных мышей может быть причиной морфофункциональных сдвигов как на мембране МВ, так и ее влиянием на элементы системы внутриклеточных посредников в цитоплазме. Наблюдаемая динамика изученных свойств является проявлением адаптационных механизмов в условиях развивающейся аллергии, чей вклад в их работу у различных МВ дыхательной и двигательной мышц неоднозначен.
скелетная мышца
m. diaphragma
m. extensor digitorum longus
сократительные свойства
белковая сенсибилизация
малоновый диальдегид
1. Supinski G.S., Morris P.E., Dhar S., Callahan L.A. Diaphragm Dysfunction in Critical Illness // Chest. 2017 Sep 5. pii: S0012-3692(17)32675-2. DOI: 10.1016/j.chest.2017.08.1157. [Epub ahead of print] Review.
2. Supinski G.S., Alimov A.P., Wang L., Song X.H., Callahan L.A. Calcium-dependent phospholipase A2 modulates infection-induced diaphragm dysfunction // Am. J. Physiol. Lung. Cell. Mol. Physiol. 2016 May 15;310(10):L975-84. DOI: 10.1152/ajplung.00312.2015. Epub 2016 Mar 11.
3. Митрофанов М.С., Фархутдинов А.М., Теплов А.Ю. Пластичность «быстрых» и «медленных» скелетных мышц мыши в условиях белковой сенсибилизации. Сокращение in vitro на холиномиметик и KCl // Фундаментальные исследования. – 2014. – № 12–10. – С. 2150–2153.
4. Теплов А.Ю. Возможные механизмы влияния белковой сенсибилизации на сократительную функцию «быстрых» и «медленных» мышц мыши / А.Ю. Теплов, С.Н. Гришин, А.Л. Зефиров // Бюл. эксперим. биологии и медицины. – 2009. – № 5. – С. 487–492.
5. Теплов А.Ю., Фархутдинов А.М., Торшин В.И., Теплов О.В., Миннебаев М.М. Пластичность мышечной системы в условиях белковой сенсибилизации. Участие холинергических и пуринергических механизмов // Вестник новых медицинских технологий. – 2014. – Т. 21, № 1. – С. 6–12.
6. Teplov A. Possible mechanisms for the effect of protein sensitization on functional properties of the isolated m. soleus and m. EDL from mice / A.Y. Teplov, S.N. Grishin, A.M. Farkhutdinov et al. // Bulletin of Experimental Biology and Medicine. 2011, V. 150, № 3, Р. 295–298.
7. Методы оценки оксидативного статуса: учебно-методическое пособие для вузов / Т.И. Рахманова, Л.В. Матасова, А.В. Семенихина, О.А. Сафонова, А.В. Макеева, Т.Н. Попова. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 2009. – 64 с.
8. Jacobson G.A., Yee K.C., Ng C.H. Elevated plasma glutathione peroxidase concentration in acute severe asthma: comparison with plasma glutathione peroxidase activity, selenium and malondialdehyde // Scand. J. Clin. Lab. Invest. 2007; 67(4):423–430.
9. Petlevski R., Zuntar I., Dodig S., Turkalj M., Cepelak I., Vojvodi J., Sicaja M., Missoni S. Malonaldehyde and erythrocyte antioxidant status in children with controlled asthma // Coll. Antropol. 2009 Dec; 33(4):1251–1254.
10. Romieu I., Barraza-Villarreal A., Escamilla-Nuсez C., Almstrand A.C., Diaz-Sanchez D., Sly P.D., Olin A.C. Exhaled breath malondialdehyde as a marker of effect of exposure to air pollution in children with asthma // J. Allergy. Clin. Immunol. 2008 Apr;121(4):903–909.
11. Гущин И.С. Экспериментальная модель для разработки и оценки способов контроля немедленной аллергии. Патол. физиол. и эксперимент / И.С. Гущин, А.И. Зебрева, Н.Л. Богуш [и др.] // Терапия. – 1986. – № 4. – С. 18–23.
12. Fahim M.A. Topographic comparison of neuromuscular junctions in mouse «slow» and «fast» twitch muscles / M.A. Fahim, J.A. Holley, N. Robbins // Neuroscience. – 1984. – № 13 (1). – P. 227–235.
13. Адо А.Д., Стомахина Н.В., Тулуевская Л.М., Федосеева В.Н. Белковые спектры и фосфолипидный состав мембран, обогащенных холинорецепторами из скелетных мышц крыс в условиях сенсибилизации // Бюл. эксперим. биол. медицины. – 1984. – Т. 99, № 7. – С. 84–86.
14. Tomаs J.M., Garcia N., Lanuza M.A., Nadal L., Tomаs M., Hurtado E., Simо A., Cilleros V. Membrane Receptor-Induced Changes of the Protein Kinases A and C Activity May Play a Leading Role in Promoting Developmental Synapse Elimination at the Neuromuscular Junction // Front Mol Neurosci. 2017 Aug 9;10:255. DOI: 10.3389/fnmol.2017.00255.
15. Yarian C.S., Rebrin I., Sohal R.S. Aconitase and ATP synthase are targets of malondialdehyde modification and undergo an age-related decrease in activity in mouse heart mitochondria // Biochem Biophys Res Commun. 2005 Apr. 29;330(1):151–156.
16. Tsai T.L., Chang S.Y., Ho C.Y., Kou Y.R. Role of ATP in the ROS-mediated laryngeal airway hyperreactivity induced by laryngeal acid-pepsin insult in anesthetized rats // J. Appl. Physiol. 2009 May;106(5):1584–1592.
17. Espinosa-Diez C., Miguel V., Mennerich D., Kietzmann T., Sаnchez-Perez P., Cadenas S., Lamas S. Antioxidant responses and cellular adjustments to oxidative stress // Redox Biol. 2015 Dec;6:183–197. DOI: 10.1016/j.redox.2015.07.008.

Достоверно известно, что большинство участников олимпийских команд по биатлону и лыжам из стран Скандинавии являются астматиками. В условиях внешней нагрузки дыхательная поперечнополосатая мускулатура начинает работать у них интенсивнее для компенсации гипоксии, которая возникает вследствие обструкции дыхательных путей [1, 2].

В работах А.Ю. Теплова и соавторов [3–5] было показано, что в условиях развивающейся аллергии (в частности – при белковой сенсибилизации (БС)) сократительные свойства скелетных мышц (СМ) существенно изменяются. Для различных мышц («быстрых» и «медленных») наблюдается разносторонняя направленность, определяемая их природой. Обнаруженная динамика носит адаптационный характер.

Установлено, что одним из механизмов, обеспечивающих проявление адаптации, является изменение возбудимости рецепторов к ацетилхолину (Ах) постсинаптической мембраны [6]. А именно – влияние АТФ как одного из кофакторов синаптической передачи посредством механизмов десенситизации последних, то есть изменения их чувствительности к агонисту – Ах.

Анализ полученных результатов свидетельствует, что обнаруженный механизм адаптации поперечнополосатых мышц к условиям аллергии не является единственным. Очевидно, что изменения способны затрагивать различные участки мышцы, и мы можем предполагать динамику внутриклеточных механизмах электромеханического сопряжения (ЭМС).

Для подтверждения представленной гипотезы нами были проведены серии экспериментов на различных мышцах сенсибилизированных и контрольных мышей in vitro с их сокращением на карбахолин (Кх) и KCl [3]. Сравнение сил этих сокращений позволяет отделять синаптические процессы от механизмов ЭМС, обеспечивающих работу акто-миозиновых комплексов. Анализ результатов подтвердил справедливость высказанного ранее предположения – механизмы адаптации при аллергии работают в тканях как дыхательной, так и двигательных мышц и их динамика носит неоднозначный характер.

Системы про- и антиоксидантного равновесия являются одним из способов поддержания постоянства гомеостаза в организме. Мы предположили, что определенные элементы вышеперечисленных систем должны участвовать в реализации обнаруженных изменений. В настоящей работе представлены данные по изучению содержания конечного продукта работы этих систем – малонового диальдегида (МДА) как в плазме крови, так и тканях дыхательной и двигательной мышц сенсибилизированных и контрольных мышей.

Цель исследования: изучить способность БС определять динамику:

1) силы сокращения на Кх у «смешанной» – m. diaphragma и «быстрой» – m. EDL мышц мыши;

2) количества МДА в тканях этих мышц;

3) количества МДА в сыворотке крови.

Материалы и методы исследования

Мыши массой тела 17–22 г подвергались сенсибилизации овальбумином (ОА) [7], в эксперимент животные забирались на пике сенсибилизации. Содержание малонового диальдегида (МДА) определяли в гомогенатах мышц и сыворотки крови.

Малоновый диальдегид (МДА) исследовался в сыворотке крови и в мышцах контрольных и несенсибилизированных мышей. В сыворотке крови МДА изучался по Т.И. Рахмановой и др. 2009 [8]. Определение МДА в мышцах осуществлялось реакцией с тиабарбитуровой кислотой (ТБК) в высокотемпературной и кислой среде. Ткань мышцы тщательно растиралась в фарфоровой ступке, будучи замороженной жидким азотом. Полученный порошок обрабатывался буферным раствором (pH 7,4) и трихлоруксусной кислотой (ТХУ), после чего центрифугировался 15 мин при 5000 об/мин в ОПН-8 («Лабтех», Россия). Супернатант после смешивания с ТБК на 10 минут помещался в кипящую водяную баню. После охлаждения определялась оптическая плотность (на приборе СФ 103 при длине волны 532 нм против контроля на реактивы) [8].

Изучение сократительных свойств поперечнополосатой мышцы проводилось in vitro в условиях изометрии с помощью датчика силы. Карбахолин (Кх) – добавлялся в ванночку с мышцей в субмаксимальных концентрациях: для m. EDL – 7х10-4М, для m. diaphragma – 2х10-4М. Анализ сократительной функции изолированных мышц проводился по силе сокращения, которая соотносилась с массой мышечного препарата. Животное усыплялось введением летальной дозы этаминала натрия. Полученные данные обрабатывались статистически с использованием t-критерия Стьюдента.

Результаты исследования и их обсуждение

Изучение сократительных свойств показало, что у «смешанной» (m. diaphragma) несенсибилизированной мыши Кх в субмаксимальной концентрации вызывал сокращение мышцы силой 342,8 ± ± 18,54 мг (Рос* – 49,20 ± 1,75 мг/мм3). Сенсибилизация увеличивала силу сокращения до 448,29 ± 19,16 мг (Рос* – 58,66 ± ± 3,97 мг/мм3 (p < 0,01)).

«Быстрая» мышца (m. EDL) показала следующую динамику: Кх в субмаксимальной концентрации вызывал сокращение мышцы несенсибилизированного животного с силой 76,6 + 6,1 мг (Рос* – 9,94 ± ± 0,39 мг/мм3). При сенсибилизации сила ее сокращения уменьшалась до 61,92 ± ± 12,42 мг (Рос* 5,65 ± 0,82 мг/мм3 (p < 0,01)).

Биохимические исследования. Уровень содержания в сыворотке конечного молекулярного продукта перекисного окисления липидов (ПОЛ) – МДА при сенсибилизации уменьшился с 2,65 ± 0,88 до 1,65 ± 0,4 мкМ/л (n = 8, p < 0,05); в тканях мышц изменение этого показателя было разнонаправленным: в m. diaphragma он уменьшился с 246,30 ± 5,28 мкМ/кг до 33, 83 ± 4,68 мкМ/кг (p < 0,001), в m. EDL МДА статистически не изменился, незначительно увеличившись с 111,02 ± 25,61 мкМ/кг до 127,99 ± 8,93 мкМ/кг.

Показано, что содержание МДА в условиях БС изменяется как в сыворотке крови, так и в тканях мышц. Подтверждением отсутствия воспалительного процесса является снижение МДА в сыворотке, который обычно повышает этот показатель [9–11], что может наблюдаться и при развитии аллергии. МДА – ключевой маркер перекисного окисления липидов при оксидативном стрессе, характеризующий в том числе и состояние внутренней среды МВ. Этот факт позволяет использовать динамику уровня свободных радикалов для демонстрации степени их повреждения.

От баланса про- и антиоксидантной систем зависит структура клеточных мембран и жизнеспособность клеток. Исходя из вышесказанного, ПОЛ является одним из факторов, обеспечивающих постоянство гомеостаза и работу механизмов ЭМС в МВ [10]. Экспериментальная модель БС позволила изучить содержание МДА на таком классическом объекте иммунологических и аллергических исследований, каким является мышь [11].

Различия в динамике содержания диальдегида у двух мышц в ходе развития процесса сенсибилизации животного к белку, обнаруженные в нашей работе, подтверждают наличие адаптационных изменений, происходящих в этих тканях в изучаемых условиях. Снижение МДА у m. diaphragma и неизменность этого показателя у m. EDL определяются различиями в возможностях реализации сократительной функции за счет их способности к адаптации.

Показано, что в условиях развивающейся аллергической реакции у обеих мышц характеристики сокращения на холиномиметик изменяются. Динамика силы сокращения у двух мышц носит разнонаправленный характер. У m. EDL она снижается, у m. diaphragma – возрастает. БС гипотетически может затрагивать в СМ различные механизмы ЭМС, включая как постсинаптическую мембрану, так и работу сократительных белков. Результаты экспериментов свидетельствуют, что адаптация осуществляется за счет участия в ее механизмах различных этапов сократительного процесса. Изменение силы, которое характеризуется процессами возбуждения мышечных клеток, носит для «быстрой» и «смешанной» мышц неоднозначный характер. При сокращении на КХ сила мышцы находится в прямой зависимости от чувствительности к холиномиметику. Очевидно, что причины обнаруженных нами изменений обеих мышц кроются как в исходных различиях площади синаптических образований [12], так и в динамике механизмов ЭМС в процессе аллергической перестройки.

Как говорилось выше, в ходе развития белковой сенсибилизации изменениям подвергается как поверхностная мембрана мышечных клеток [13], так и остальные этапы ЭМС [3, 14]. Направление динамики силы сокращения «смешанной» мышцы с одной стороны и «быстрой» с другой свидетельствует о принципиальных различиях в механизмах адаптации этих СМ в вышеназванных условиях [6]. Возрастание силы сокращения на Кх у «смешанной» мышцы и снижение этого показателя у «быстрой» подтверждает, что различия в изменениях при БС затрагивают, в первую очередь, процессы возбуждения в синаптическом образовании и носят для различных мышц неоднозначный характер. Разнонаправленное влияние развития аллергии на силу сокращения изучаемых мышц отражает принципиальные различия их организации, что является следствием развития адаптивных механизмов в случае возможных моторных нарушений в ходе формирования аллергической реакции. Вклад в этот процесс различных МВ неоднозначен. В качестве причины мы можем предположить как исходные различия в волоконном составе обеих мышц [12.], так и в вариантах его динамики в процессе БС. Литературные источники свидетельствуют, что m. EDL мыши на 97–100 % состоит из «быстрых» мышечных волокон [12]. «Смешанная» m. diaphragma мыши содержит лишь 88,6 % быстрого миозина. Результаты экспериментов указывают на различия в чувствительности МВ к Кх и являются следствием исходной структуры исследуемых объектов [12] и механизмами его изменения в процессе аллергизации. В качестве маркера окислительного стресса МДА характеризует состояние ряда белков, располагающихся как на мембране, так и в митохондриях и, по всей видимости, является причиной изменений механизмов ЭМС в двигательных и дыхательных мышцах при аллергической перестройке организма.

Для объяснения полученных результатов нами проведен литературный поиск, который показал, что у мышей в ходе развития БС в ткани сердца наблюдается изменение уровня МДА, что, в свою очередь, коррелирует с изменением АТФ-синтазы [15].

Ранее нами было показано, что у «смешанной» (m. diaphragma) мышцы мыши в адаптационных механизмах при БС участвует АТФ [6]. Очевидно, что в этих условиях изменение чувствительности Р2 рецепторов пресинаптической мембраны мионеврального соединения обеспечивает адекватное изменение неквантовой секреции ацетилхолина (Ах), которая вызывает изменение чувствительности постсинаптической мембраны к холиномиметику. В качестве объяснения этих лабораторных эффектов мы можем предположить несколько механизмов. Во-первых, рост концентрации аденозинтрифосфата в тканях, в том числе и самой мышцы вызывает десенситизацию пуриновых (предположительно Р2У) рецепторов пресинаптической мембраны, что снижает их чувствительность к экзогенной АТФ, поступающих в ванночку с препаратом мышцы в ходе эксперимента. У «смешанной» мышцы динамика силы сокращения на холиномиметик при внесении в среду экзогенного аденозинтрифосфата в условиях БС отличается от таковой в контроле. Вторым из возможных объяснений служит следующее. В экспериментальных моделях, используемых в приведенных исследованиях на интактном животном экзогенная АТФ при внесении ее в ванночку с препаратом мышцы устраняет неквантовый выход Ах почти полностью. Для большей наглядности максимальное проявление эффекта АТФ достигается подбором концентрации и временем экспозиции вещества, в ходе чего возможности по осуществлению данного механизма почти полностью истощаются. В условиях БС эндогенная АТФ, которая уже присутствует в ткани мышцы, в результате развития аллергической реакции частично нивелирует возможности снижения неквантовой секреции Ах, после чего экзогенная АТФ, которая вносится в ванночку в ходе эксперимента, не обеспечивает ожидаемого результата.

Таким образом, устойчивость к длительным внешним нагрузкам, а также и при экспериментальной аллергии у «смешанной» мышцы определяется возможностями регуляции их чувствительности к Ах, которые зависят от пуринергических (АТФ-зависимых) механизмов. Работоспособность при этом в условиях целостного организма при продолжительной физической деятельности существенно возрастает. Мы можем предположить, что похожие механизмы обеспечивают снижение утомляемости дыхательных мышц в условиях гипоксии, которая возникает при функциональной недостаточной системы внешнего дыхания обструктивного типа.

Показанная ранее роль аденозинтрифосфата (АТФ) в изменчивости сократительной функции различных СМ в условиях БС [5, 6] позволяет предположить его участие в нескольких механизмах, которые взаимно дополняют друг друга. Роль пуринов в механизмах пластичности мышц при аллергии [6] демонстрируется динамикой интенсивности секреции АТФ, которая выполняет роль кофактора синаптической передачи и определяется нами как одна из причин изменения силы сокращения изолированной мышцы на холиномиметик.

Одновременно показана роль АТФ в качестве участника развития механизмов иммунного ответа [16]. Роль АТФ в качестве регулятора неквантовой секреции ацетилхолина и его участие в генерации аллергической реакции позволяет предполагать изменение концентрации внеклеточного аденозинтрифосфата как одной из причин, определяющих функциональное состояние и дыхательной, и двигательной мышц при БС вследствие изменения возбудимости мембраны МВ. С другой стороны, способность аллергизации по-разному влиять на механизмы гомеостаза у различных мышц подтверждается корреляцией изменения силы сократительного ответа с динамикой уровня МДА. У дыхательной мышцы одновременное увеличение силы сокращения и снижение МДА является следствием как увеличения чувствительности постсинаптической мембраны к ацетилхолину, так и изменениями в иных этапах электромеханического сопряжения. Содержание МДА в ткани «смешанной» мышцы в условиях аллергизации опосредовано являться причиной морфофункциональных сдвигов на мембране и в цитоплазме МВ. Адаптационные механизмы в «быстрой» мышце не связывается с уровнем МДА и снижении силы ее сокращения обеспечиваются иными путями.

Как уже говорилось, предполагаемое нами нарушение баланса систем про- и антиоксидантного равновесия в условиях БС является одной из причин обнаруженной ранее способности механизмов, определяемых влиянием аденозинтрифосфата регулировать сокращение поперечнополосатых мышц, воздействуя на их систему вторичных мессенджеров [17]. Взаимодействие этих систем является одним из способов поддержания постоянства гомеостаза в органах и тканях. Определенные элементы вышеперечисленных систем должны участвовать в реализации обнаруженных изменений. Дополнительным доказательством справедливости этого предположения является корреляция уровня МДА с активностью АТФ-синтазы, показанной на сердце мыши [15].

Необходимо оговориться, что сердечная мышца отличается от скелетной и по выполняемым функциям, и по морфологическим характеристикам. Однако это все же поперечнополосатая мышца, и наши дальнейшие исследования, запланированные в этой области – определение динамики АТФ-синтазы различных поперечнополосатых – скелетных и дыхательных мышц сенсибилизированных и интактных мышей как биохимическими, так и физиологическими методами.

Заключение

Таким образом, и дыхательные, и двигательные мышцы в условиях сенсибилизации демонстрируют пластичность функциональных свойств, которая определяется динамикой различных элементов механизма ЭМС. Будучи локализованными и на постсинаптической мембране, и в цитоплазме миоцитов эти механизмы обеспечивают изменение чувствительности мембраны к холиномиметику, что у «быстрых» и «смешанных» мышц является причиной разнонаправленной динамики силы их сокращения на агонист. Нами показана зависимость изменения сократительных свойств различных СМ в условиях сенсибилизации от состояния систем про- и антиоксидантного равновесия, ее корреляции с изменением одного из ключевых маркеров ПОЛ, каким является МДА. Сопоставление динамики силы сокращения и уровня МДА подтверждает способность БС по-разному менять внутриклеточный гомеостаз у различных СМ. В m. diaphragma возрастание силы сокращения совпадает со снижением МДА. Это отражает работу механизмов компенсации, определяющее как возрастание восприимчивости мышечной мембраны к холиномиметику, так и динамику последующих этапов ЭМС. Изменение содержания альдегида в условиях сенсибилизации у «смешанной» мышцы опосредовано является причиной всех перечисленных изменений в МВ. Одним из основных, на наш взгляд, являются АТФ-зависимые механизмы, которые влияя на вторичные мессенджеры способны регулировать силу сокращения поперечнополосатых мышц [5, 6, 13], что напрямую соотносится с изменениями в балансе систем про- и антиоксидантного равновесия. Данное предположение подтверждается сходством динамики малонового диальдегида с активностью такого фермента как АТФ-синтаза, которая была показана Yarian CS et all. [15] в сердечной мышце мыши. МДА как маркер окислительного стресса, определяет состояние некоторых мембранных и митохондриальных белков, что является причиной последующих изменений в динамики механизмов ЭМС в поперечнополосатых мышцах в ходе развития аллергической реакции. «Быстрая» m. EDL более устойчива к оксидативному стрессу. Данный эффект достигается работой механизмов компенсации и проявляется в крайне незначительных изменениях динамики факторов про- и антиоксидантного равновесия.

Выводы

Пластичность и дыхательных, и двигательных мышц в условиях развивающейся аллергии определяется изменением их функциональных свойств, которые затрагивают как мышечную мембрану, так и внутриклеточные механизмы ЭМС. Эти процессы в значительной степени зависят от баланса систем про- и антиоксидантного равновесия и по характеру описанных изменений существенно различаются у «смешанной» (m. diaphragma) и «быстрой» (m. EDL) мышц мыши.


Библиографическая ссылка

Фархутдинов А.М., Галявеева А.Р., Теплов А.Ю. МЕХАНИЗМЫ АДАПТАЦИОННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ ДЫХАТЕЛЬНЫХ МЫШЦ МЫШИ В УСЛОВИЯХ АЛЛЕРГИЧЕСКОЙ ПЕРЕСТРОЙКИ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2018. – № 8. – С. 95-99;
URL: http://www.applied-research.ru/ru/article/view?id=12372 (дата обращения: 22.10.2019).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074