Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,580

РУССКИЕ ДЕЕПРИЧАСТИЯ В ПОЛУПРЕДИКАТИВНОМ И ВВОДНО-МОДАЛЬНОМ УПОТРЕБЛЕНИИ: К ПРОБЛЕМЕ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ОМОНИМОВ

Шигуров В.В. 1 Шигурова Т.А. 1
1 ФГБОУ ВПО НИУ «Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва»
В статье обсуждается актуальная методическая проблема разграничения функциональных омонимов, возникающих в результате модаляции деепричастий с зависимыми словами. Противопоставляются типовые контексты употребления деепричастий в функции второстепенного сказуемого и / или обстоятельства и в вводно-модальной функции. Особый акцент делается на таких дифференциальных признаках функциональных омонимов, как наличие / отсутствие номинативной функции, а также лексической семантики и грамматических признаков исходного глагола; участие в формировании коммуникативной перспективы высказывания; свободный и фразеологически связанный тип сочетаемости с зависимыми словами; возможность / невозможность употребления в устной разговорной речи; способность / неспособность быть метатекстовым оператором в модусной рамке, выражающей позицию субъекта модуса (говорящего) по отношению к сообщаемому и др. Выявлены особенности гибридных структур, занимающих промежуточное положение между деепричастиями и модальными словами. Результаты исследования могут быть использованы при создании транспозиционной грамматики русского языке и в практике преподавания русской грамматике в средней и высшей школе.
русский язык
грамматика
транспозиция
модаляция
деепричастие
модальное слово
функциональный омоним
критерий
1. Большой академический словарь русского языка / Рос. академия наук. Институт лингвистических исследований. Т. 3. – М., Санкт-Петербург «Наука», 2005. – 664 с.
2. Буланин Л.Л. Структура русского глагола как части речи и его грамматические категории // Спорные вопросы русского языкознания. Теория и практика. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1983. – С. 94–115.
3. Виноградов В. В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. – М.: Высш. шк., 1986. – 640 с.
4. Гайсина Р.М. Синтаксис современного русского языка: Теория. Схемы и образцы анализа. Упражнения: В 2-х частях. – Уфа: РИО БашГУ, 2004. – Часть 1. – 286 с.
5. Грабье В. О полупредикативной конструкции и второстепенной предикации // Языкознание в Чехословакии, 1956 –1974. – М., 1978. – С. 23 –254.
6. Дмитриева Л.К. Проблема второстепенного сказуемого // Герценовские чтения, 27. Филол. науки. Лингвистика. – Л., 1975. – С. 46–49.
7. Скобликова Е.С. Современный русский язык. Синтаксис простого предложения (теоретический курс). – 3-е изд., испр. и доп. – М.: Флинта: Наука, 2006. – 320 с.
8. Чикина Л.К., Шигуров В.В. Присловные и предложенческие связи в русском синтаксисе. – М.: Флинта: Наука, 2009. – 192 с.
9. Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. 2-е изд. – Л.: Учпедгиз. Ленингр. отд-ние, 1941. – 620 с.
10. Шигуров В. В. Переходные явления в области частей речи в синхронном освещении. – Саранск: Изд-во Сарат. ун-та, Саран. фил., 1988. – 88 с.
11. Шигуров В. В. Функциональный анализ деепричастий // Рус. яз. в шк. – 1988. – № 1. – С. 67–72.
12. Шигуров В.В. Типология употребления атрибутивных форм русского глагола в условиях отрицания действия / Науч. ред. Л.Л. Буланин. – Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1993. – 385 с.
13. Шигуров В.В. Интеръективация как тип ступенчатой транспозиции языковых единиц в системе частей речи (Материалы к транспозиционной грамматике русского языка). – М.: Academia, 2009. – 464 с.
14. Шигуров В.В., Шигурова Т.А. Гибридные, деепричастно-модальные структуры в русском языке // Приоритетные научные направления: от теории к практике: сборник материалов XII Международной научно-практической конференции / Под общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск: Изд-во ЦРНС, 2014. – С. 159–164.
15. Шигуров В.В., Шигурова Т.А. О модаляции глагольных инфинитивов в русском языке // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – М., 2014. – № 8. Ч. 3 – С. 161–165/
16. Шигуров В.В., Шигурова Т.А. Деепричастия в их отношении к модаляции в русском языке // Фундаментальные и прикладные исследования: проблемы и результаты: сборник материалов XIII Международной научно-практической конференции / Под общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск: Изд-во ЦРНС, 2014. – С. 247–255.
17. Шигуров В.В., Шигурова Т.А. О некоторых принципах описания явлений транспозиции и синкретизма в теории частей речи // Фундаментальные исследования. – М., 2014. – № 9 (часть 2). – С. 463–468.
18. Шигуров В.В., Шигурова Т.А. Модаляция деепричастных форм глаголов в русском языке: форма, причина, предпосылки // Фундаментальные исследования. – М., 2015. – № 2 (часть 26). – С. 5972–5976.
19. Шигуров В.В., Шигурова Т.А. Транспозиция деепричастий от глаголов мысли в межчастеречный разряд модальных слов: семантическая субкатегоризация // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – М., 2015. – № 7 (часть 1). – С. 146–149.
20. Шигуров В.В., Шигурова Т.А. Функциональная транспозиция финитных глаголов в семантико-синтаксический разряд вводно-модальных единиц // Образование и эпоха (актуальная научная парадигма): монография / [А.П. Астадурьян, Е.В. Барцаева, Г.П. Данелова и др.]; под общ. ред. проф. О.И. Кирикова. – Книга 6. – Воронеж: ВГПУ; Москва: Наука: информ, 2015. – С. 24–43.
21. Шигуров В. В., Шигурова Т. А. Модаляция деепричастных форм глаголов в русском языке: форма, причина, предпосылки // Фундаментальные исследования. – М., 2015. – № 2 (часть 26). – С. 5972–5976.
22. Шигуров В. В., Шигурова Т. А. Синтаксические условия модаляции деепричастий в русском языке // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2.

Одним из сложнейших вопросов в практике преподавания русской грамматике в высшей и средней школе является проблема разграничения грамматических омонимов, функционирующих в пределах одной и той же лексической единицы. Особое место среди них занимают омонимы, возникающие в результате транспозиционного процесса модаляции слов и словоформ разных частей речи – существительных, прилагательных, наречий, глаголов и т.д. (см., напр., о модаляции глаголов в разных формах [15 – 22]). В настоящей статье речь пойдет об омонимах типа Говоря о возникающих здесь проблемах, мы понимали… (деепричастие в полупредикативном употреблении) и Честно говоря, его там не было (отдеепричастный модалят в составе вводной конструкции.

Результаты исследования и обсуждение

При разграничении деепричастий и отдеепричастных модалятов как функциональных омонимов следует иметь в виду, что те и другие в разной пропорции синтезируют свойства двух классов слов – глаголов и наречий, а, кроме того, функционально могут сближаться с предлогами, вовлекаясь сразу в два транспозиционных процесса – на уровне частей речи (препозиционализация, т.е. сближение с предлогами) и межчастеречных семантико-синтаксических разрядов (модаляция, т.е. сближение с вводно-модальными словами). В связи с этим актуальным представляется противопоставление, с одной стороны, чистых типов функциональной (1) модаляции деепричастий (с зависимыми словами), а с другой – совмещенного типа модаляции – в комбинации: модаляция + препозиционализация (судя по) (2). Ср. также совмещение двух типов транспозиции кратких страдательных причастий (типа знамо) в сфере межчастеречных семантико-синтаксических разрядов слов – предикативации и модаляции, т.е. их функциональное сближение с предикативами и вводно-модальными словами (типа конечно, возможно) (3), а также формирование гибридных, причастно-предикативно-модальных структур типа предположено, не исключено (4 – 5) (см. [14] ).

Ср. типовые контексты «чистой» и совмещенной транспозиции:

(1) Но это был жизненный вопрос, или, старомодно выражаясь, загадка природы (Г. Горелик. А. Сахаров. Наука и свобода) (функциональный отдеепричастный модалят в рамках глагольной лексемы выражаться);

(2) Вообще это была, судя по некоторым данным, молодёжная группа (Д. Гранин. Зубр) (отдеепричастный модалят-предлог);

(3) Знамо, дело молодое! (≈ ‘конечно, ясно’);

(4) Предположено, что это действительно было так (≈ ‘предположим’);

(5) Не исключено, что вы и правы (≈ ‘возможно’);

Показательны и примеры тройной частеречной транспозиции кратких прилагательных и / или наречий типа довольно (6) в типовом совмещенном контексте интеръективации, вербализации и прономинализации (см. [13, с. 253] ):

(6) Полно! Довольно! Сколько можно бездельничать?!

В силу сказанного важно учитывать при разграничении синкретичных образований и омонимов, появившихся вследствие включенности словоформ сразу в несколько транспозиционных процессов, в зоне интересов каких частей речи и межчастеречных разрядов они оказались в том или ином контексте.

Весьма трудным для анализа является осмысление фактов функциональной модаляции языковых единиц в контекстах типа пользуясь (случаем, хочу сказать), когда степень семантико-грамматического отхода от глаголов у деепричастия в синкретичном полупредикативном и вводно-модальном употреблении минимальна и практически почти неощутима, проявляясь, главным образом, в том, что оборот пользуясь случаем используется в функции установления связей между фрагментами текста подобно метатекстовым операторам вроде кстати, к слову сказать, между прочим и нек. др. Ср.:

(7) Пользуясь случаем, считаю своим долгом еще раз обратить Ваше внимание на выраженный некомплект оперативного состава в розыскном отделе и в отделении дешифровки Управления (В. Богомолов. Момент истины);

(8) Кстати, хочу вам сказать, что жду этого с нетерпением – с вами очень интересно работать, очень (В. Пелевин. Чапаев и пустота).

Обращают на себя внимание и факты гибридности, обусловленные двумя разными интерпретациями одной и той же обособленной конструкции. Ср.:

(9) Честно говоря, я вряд ли могу рассчитывать на снисхождение (≈ ‘Если говорить честно, то я вряд ли могу рассчитывать на снисхождение’).

Гибриды такого типа напоминают неких хамелеонов, способных менять свою «грамматическую» окраску. Дело в том, что их можно осмыслить в одном и том же контексте и как периферийные деепричастия со значением добавочного действия, осуществляемого в плане одновременности с действием основного предиката высказывания (ср. два одновременных потенциальных действия – говорить и при этом иметь возможность рассчитывать на снисхождение), и – при иной расстановке акцентов – как периферийные отдеепричастные модаляты, эксплицирующие оценку говорящим своего высказывания с морально-этической точки зрения и обладающие ослабленными (или нейтрализованными) глагольными свойствами, а также способностью к элиминированию без утраты общего смысла высказывания (Честно говоря, я вряд ли могу рассчитывать на снисхождение ≈ ‘Если честно, то я вряд ли могу рассчитывать на снисхождение’) (подробнее см. в [14] ).

Что касается различий между деепричастиями типа говоря, выражаясь, рассуждая и отдеепричастными модалятами (говоря, выражаясь, рассуждая), возникшими в результате функциональной модаляции, то можно показать их на следующих примерах:

(10) Говоря так, он притягивал и целовал её руки, заглядывая в глаза (А.С. Грин. Ива); Валерия Тихоновна потеряла передние зубы, говоря, прикрывала рукой рот (И. Грекова. Фазан);

(11) Риббентроп тут же счел свои слова неудачными: «Чего доброго, Молотов подумает, что я хочу подольститься к нему, выражаясь подобным образом» (А. Чаковский. Блокада); Выражаясь на отвратительном французском языке, он наметил тот мир любви и труда, в который собирался вступить рука об руку с малюткой женой (В.В. Набоков. Лолита);

(12) Так вот нехитро рассуждая, связист Скворцов катил по линии и на спуске к Бугу, в наметенном за каким-то хилым заборчиком сугробе увидел копошащегося … брата связиста (В. Астафьев. Рассказы); Рассуждая, он пропустил маринину квартиру и поднялся по ошибке на следующий этаж (С. Болмат. Сами по себе);

(13) Фильм будет, мягко говоря, аполитичный (С. Довлатов. Чемодан); От Чернигова до нашего города несколько часов езды, и, говоря откровенно, мне удобнее всего было бы выехать утром (А. Рыбаков. Тяжелый песок);

(14) А потом потянулись годы и десятилетия соглашательства, лояльности, а более мудрено выражаясь, коллаборационизма и конформизма… (В.А. Солоухин. Смех за левым плечом); Инициировать – это значит пойти на поводу у Странников, конечные намерения которых нам, мягко выражаясь, непонятны. (А. Стругацкий, Б. Стругацкий. Жук в муравейнике);

(15) В таком случае, рассуждая строго, у кукушки не было бы основания куковать немедленно по прилете (Е.В. Дубровский. Лесной шум); Логически рассуждая, этот довод был в ваших руках единственно верным, убедительным, беспроигрышным (В. Я. Шишков. Угрюм-река).

В контекстах такого типа мы имеем дело с функциональными (грамматическими) омонимами – деепричастиями (10 – 12) и соотносительными с ними отдеепричастными модалятами (13 – 15). Точкой отсчета при их разграничения могут быть, с одной стороны, деепричастия, их глагольные и наречные свойства, а с другой – вводно-модальные слова.

Модаляты говоря, выражаясь, рассуждая, в отличие от омонимичных деепричастий, не имеют таких признаков глаголов, как: а) частеречное значение (добавочного) действия; в) отнесенность к определенным лексико-семантическим группам глагольной лексики – со значениями физического действия, движения, состояния, восприятия и нек. др.; г) вхождение в акциональные разряды (в основном в эволютивный способ действия с потенциальной актуализацией семы результативности); д) возможность трех форм репрезентации глагольной лексемы – предикативной (личная форма), субстантивной (инфинитив), атрибутивной (причастие); е) грамматическая категория вида (ср. деепричастие в форме НСВ со значением нецелостного, не достигшего предела действия, связанного с одной длящейся во времени ситуацией: Говоря о поездке, он старался учесть возможные риски и отдеепричастный модалят: Форма представления материалов может быть, вообще говоря, произвольной); ж) грамматическая категория относительного времени (ср. деепричастие в форме одновременности со значением добавочного действия, протекающего одновременно с действием основного предиката высказывания: Выражаясь вежливо и дипломатично, он старался произвести впечатление и отдеепричастный модалят: Получалось это, выражаясь дипломатично, не очень удачно); з) грамматическая категория залога (ср. деепричастие в форме действительного залога со значением ненаправленности второстепенного действия на предмет в подлежащем: Именно о таком муже она мечтала для дочери, рассуждая о ее будущей судьбе и отдеепричастный модалят: Рассуждая здраво, шансов на победу у команды не было); и) парадигмы категорий вида, относительного времени и залога (ср. соотносительность форм НСВ и СВ, одновременности и предшествования у деепричастий от двувидовых глаголов: мобилизуя / мобилизовав, атакуя / атаковав, не подвергающихся модаляции, а также форм актива и пассива у деепричастия судя / будучи судим, употребляющегося в форме актива в контексте модаляции и пропозиционализации); й) наличие в морфемной структуре суффикса -я (-а) в формообразующей функции (говоря, выражаясь, рассуждая, изъясняясь, мысля, судя и т. п.); к) первичная синтаксическая функция (второстепенного) сказуемого [ср.: Он над чем-то смеялся, отвратительно говоря по-французски (деепричастие) и Смысл его слов, честно говоря, так и остался не вполне ясен (отдеепричастный модалят)].

Кроме того, у функциональных модалятов типа говоря, в отличие от соотносительных с ними деепричастий (говоря), нет таких признаков наречий, как (факультативная) синтаксическая функция обстоятельства, и возможность сочетаемости с глаголами (и словами других частей речи с признаковой семантикой) на правах зависимого компонента (ср. деепричастие в синкретичной роли второстепенного сказуемого и обстоятельства, соотносительное с субъектом-подлежащим и основным глаголом-сказуемым: Рассуждая о реформах в социальной сфере, многие, тем не менее, боялись резких перемен (≈ ʻХотя многие и рассуждали о реформах в социальной сфере, но в действительности боялись резких переменʼ) и отдеепричастный модалят в позиции вводности: Рассуждая теоретически, это путь в никуда.

Наряду с этим деепричастиям типа говоря, выражаясь, рассуждая в контекстах функциональной модаляции присущи некоторые дифференциальные признаки глаголов и модальных слов и выражений. К глагольным признакам отдеепричастных модалятов, несколько ослабленным при вводном употреблении и потере семантической связи с субъектом диктума в подлежащем, следует, на наш взгляд, отнести: лексическое значение основы глагола; принадлежность к определенным лексико-семантическим группам глагольной лексики – со значениями речи и мысли; лексико-грамматический признак переходности / непереходности глагола, сочетаемость с объектными и обстоятельственными распространителями; употребление в обособленной позиции.

Из признаков модальных слов и выражений у модалятов вроде выражаясь необходимо указать: структурно-морфологическую соотносительность с частями речи, в данном случае – с глаголом в форме деепричастия как структурообразующим компонентом вводного оборота; субъективно-модальное значение, эксплицирующее позицию субъекта модуса, его разноаспектную оценку сообщаемого – с точки зрения источника информации; способа выражения мысли; исторической перспективы; сферы употребления; коммуникативных качеств и соблюдения норм русского литературного языка (правильность, точность и т.п.); эмоционального отношения к информации; наличия / отсутствия житейского опыта, знания / незнания реального положения вещей; соблюдения норм этики и морали и др.; неизменяемость (отсутствие грамматических категорий и парадигм); функцию вводного компонента предложения, сопровождаемую обособлением и особым интонационным рисунком (понижение тона голоса и более ускоренный темп речи); сочетаемость с другими словами внутри вводной конструкции; особый тип предложенческой связи с высказыванием или его частью (интродукция / соположение).

Функциональное сближение с предлогами у модалята судя в сочетании с первообразным предлогом по проявляется в наличии некоторых черт этой служебной части речи, а именно: частеречной семантики (выражение условно-объектных отношений в высказывании); неизменяемости (отсутствие грамматических категорий и парадигм); затемненной морфемной структуры (неполная степень опрощения); способности с флексией существительного (местоимения) образовывать аналитическую форму дательного падежа (ср. деепричастие судя с предлогом по: Судя по внешности, можешь ошибиться и отдеепричастный модалят-предлог судя по: Судя по разговору, приезжий был с Ближнего Зарубежья).

Между тем, в отличие от других производных предлогов вроде в виде, несмотря на, отдеепричастный модалят-предлог судя по не входит в структуру какого-либо члена предложения и, будучи в обособленной вводной конструкции, не может служить средством связи зависимой формы дательного падежа имени с тем или иным словом или словосочетанием в высказывании.

Указанные выше признаки неравнозначны. В качестве главного критерия при дифференциации грамматических омонимов следует признать категориальную семантику деепричастия и отдеепричастного модалята. Именно наличие глагольного значения действия в анализируемой словоформе предопределяет реализацию в ней грамматических категорий вида, относительного времени, залога и типичной функции второстепенного сказуемого. С другой стороны, формирование у деепричастия в составе вводной конструкции субъективно-модальной семантики оценки говорящим своей речи и мысли приводит к его десемантизации (оно может быть опущено без потери общего смысла высказывания) и устранению (нейтрализации) важнейших глагольных свойств, а именно, значения действия и средства его выражения – категорий вида, относительного времени и залога, функции второстепенного сказуемого.

Необходимость отграничения модалятов не только от деепричастий, но и от служебных слов (предлоги) требует использования, кроме указанных выше, и других, дополнительных признаков-критериев.

Во-первых, к таким критериям необходимо отнести наличие / отсутствие номинативной функции у анализируемых образований. Так, модаляция деепричастных форм глаголов с зависимыми словами, в том числе совмещенная с препозиционализацией (Напр.: Это, честно говоря, было неожиданным для всех; Судя по прогнозам синоптиков, погода скоро наладится) приводит к утрате ими номинативной функции: во всех случаях вводно-модального употребления они не отражают те или иные денотаты, а эксплицируют точку зрения говорящего на передаваемую информацию, оценивая сообщаемое с разных сторон (в аспекте достоверности и т. п.). Отсутствует номинативная функция и у составного предлога судя по, возникшего на базе исходного деепричастия в сочетании с первообразным предлогом по в синкретичном контексте модаляции и препозиционализации [1]. Вместе с тем исходное деепричастие НСВ, используемое в полупредикативной обособленной позиции, обладает номинативной функцией, так как передает некое второстепенное действие, протекающее одновременно с главным действием глагола-сказуемого. Ср.: Он смотрел в окно, говоря о чем-то спокойно и с горечью.

Во-вторых, в качестве критерия раграничения омонимов может служить лексическое значение деепричастия и отдеепричастного модалята. Формирование производных, субъективно-модальных значений у деепричастий типа выражаясь, говоря, рассуждая происходит в пределах исходных глагольных лексем, т. е. в рамках полисемии. Это значит, что глагольная лексема, скажем говоря, в одних условиях речи может функционировать как деепричастие [в функции второстепенного сказуемого в (16)], а в других – как отдеепричастный модалят [в вводно-модальном употреблении в (17)] или гибрид, деепричастие-модальное слово [в полупредикативной и вводно-модальной функции (18)].

(16) Он сидел не двигаясь, честно говоря о том, что было;

(17) Честно говоря, такого поворота событий никто не ожидал;

(18) Честно говоря, я вряд ли могу рассчитывать на снисхождение.

Сходную картину можно наблюдать и в случаях совмещения модаляции деепричастия с его препозиционализацией. Ср.:

(19) Судя по выражению лица собеседника, я понимал, что ему очень тяжело даются эти слова; Судя по предпринятым в последний год действиям, АПР оценила потери, которые она понесла после того, как решили идти на выборы (Д. Орлов. Нестандартная оболочка) (деепричастие судя с предлогом по);

(19) Судя по вашим словам, это его ужасно обеспокоило (В. Белоусова. Второй выстрел) (отдеепричастный модалят-предлог судя по).

В-третьих, для дифференциации рассматриваемых омонимов важен такой фактор, как способность / неспособность к обособленному употреблению без зависимых слов. Возможность сочетаться с другими словами в рамках обособленной конструкции сближает модаляты с исходными деепричастиями, а неспособность к абсолютивному употреблению, т. е. без зависимых слов, отграничивает от них. Это значит, что деепричастия, на базе которых формируются модаляты, могут быть как с зависимыми словами (20), так и без них (21), в то время как отдеепричастные модаляты всегда употребляются с зависимыми словами, связываясь с ними способом управления, примыкания или падежного примыкания (22)

(20) Размышляя над парадоксом, российский теоретик обратил внимание на внешнее сходство недавно найденного уравнения, описывающего движение атомных объектов, – уравнения Шрёдингера и классического уравнения, описывающего прохождение света через неоднородную среду (А. Шварцбург. Свет в конце туннеля); В море он как бы заново переживал всю историю необыкновенного сновидения и, размышляя трезво, удивлялся, спрашивал себя: зачем он думает об этом, разве его стариковское дело тосковать о несуществующей Рыбе-женщине? (Ч. Айтматов. Пегий пес, бегущий краем моря);

(21) Размышляя, глядела в окно. Все те же ивы, друг за другом, косо растущие, склонённые к домам (И. Грекова. Перелом);

(22) Но, впрочем, размышляя здраво, ну кто вниманье обращает на пианиста, в углу за инструментом полированным пристроившегося скромно (С. Солоух. Клуб одиноких сердец унтера Пришибеева).

В-четвертых, при разграничении деепричастий и отдеепричастных модалятов важно учитывать сферу их употребления. Предложения с деепричастиями используются только в письменной (книжной) речи (23), а предложения с вводными конструкциями, содержащими отдеепричастные модаляты, встречаются и в устной, разговорной речи (24).

Ср.: (23) Он ни с кем не церемонился, выражаясь грубо и цинично…

(24) Таких хвастунов, грубо выражаясь, он не любил.

Сфера употребления может служить одним из критериев, позволяющих разграничить деепричастия и возникшие на их базе наречий. Ср. :

(25 Он говорил очень долго, не торопясь выходить из вагона (деепричастие с частицей не);

(26) Он говорил не торопясь (отдеепричастное наречие с раздельно пишущейся приставкой не).

Таким образом, невозможность / возможность использования в устной речи является своего рода демаркационной линией между деепричастными формами глаголов, с одной стороны, и отдеепричастыми модалятами в функции вводности (24) и отдеепричастными наречиями в функции обстоятельства (2б) – с другой.

К сказанному следует добавить, что синтаксические условия употребления у отдеепричастных модалятов значительно шире, чем у деепричастий. Они могут быть использованы в таких типах предложениях, которые для омонимичных деепричастий исключены. Сюда входят, в частности, безличные предложения (не с модальной семантикой) (27), назывные предложения (в том числе детерминантного типа) (28), генитивные предложения с количественной семантикой (29), неполные и эллиптированные конструкции диалогической речи (30). Ср.:

(27) Его там, откровенно выражаясь, и не было;

(28) Судя по всему, впереди туман;

(29) Вообще говоря, ягод-то… Я думал и правда много…

(30) О ком это они? – Честно говоря, о Вас.

В-пятых, обращают на себя внимание разные типы сочетаемости словоформ типа говоря, выражаясь, судя с зависимыми словами в рамках обособленной конструкции – свободная и фразеологически связанная. Типичные деепричастия характеризуются свободной, логически и грамматически обусловленной связью с распространителями, в то время как сочетания отдеепричастных модалятов с зависимыми словами в рамках вводных конструкций имеют во многом устойчивый, фразеологически связанный характер. В.В. Виноградов, как известно, относил обороты типа иначе говоря, вообще говоря, собственно говоря к словосочетаниям-фразеологизмам с глагольным компонентом (см. [3, с. 602]). Вместе с тем степень фразеологизации конструкций с отдеепричастными модалятами неодинакова, что связано с устойчивым, узуальным или речевым, окказиональным характером вводно-модального употребления деепричастий с зависимыми словами. В толковых словарях русского языка фиксируются обычно широкоупотребительные вводные конструкции с отдеепричастными модалятами. В «Большом академическом словаре русского языка», например, приводится под знаком «ромбик» вводно-модальный тип употребления деепричастия выражаясь в составе устойчивых оборотов вроде мягко выражаясь [1, с. 535].

Показательно сравнение полупредикативных конструкций с деепричастиями в функции второстепенного сказуемого и обстоятельства (31) с вводными конструкциями, содержащими отдеепричастные модаляты в фразеологически связанном употреблении (32):

(31) А теперь пришла пора рассказать о них поподробнее, а заодно и объяснить, что имела в виду моя мать, говоря о нанесённой мне травме (В. Белоусова. Второй выстрел); Как и Кван, говоря по-английски, она не сообщает о себе и своих чувствах почти ничего – свойство сиятельных особ (И. Порошин. Против Америки с любовью); Борис Николаевич, который прибыл на матч в сопровождении супруги, дочери Татьяны и ее мужа, реагировал на каждый мяч бурно, то потрясая кулаком, то сурово выражаясь вполголоса (Э. Гусейнов. В Париже Ельцин болеет за наших, а Сафин и Кафельников отдыхают на дискотеке);

(32) Собственно говоря, оба они официально были не свободны: Сергей женат на Полуэктовой, Таня замужем за Гольдбергом (Л. Улицкая. Казус Кукоцкого [Путешествие в седьмую сторону света] ); Контингент зрителей был, мягко выражаясь, пугающе пестрым (В. Смехов. Театр моей памяти).

В-шестых, следует иметь в виду роль вводной конструкции с отдеепричастными модалятами в формировании коммуникативной структуры высказывания, их способность участвовать (совместно с порядком слов и интонацией) в модальной актуализации ремы или – реже – темы. В отличие от деепричастий, отдеепричастные модаляты являются маркером рематического или тематического компонента высказывания. Ср., например, модальную актуализацию ремы, выражаемой разными членами предложения, при помощи вводно-модальных компонентов с отдеепричастным модалятом-предлогом судя по:

(33) А возможности, судя по всему, были немалые (В. Белоусова. Второй выстрел); Льдина, судя по всему, была довольно большая… (А. Берсенева. Возраст третьей любви) (сказуемое);

(34) Мы бросились вдогонку, но они сменили, судя по всему, несколько машин (А. Грачев. Ярый-3. Ордер на смерть) (дополнение).

(35) Справа от правой двери проем, ведущий, судя по всему, в кухню (М. Палей. Long Distance, или Славянский акцент) (обстоятельство места в структуре причастного оборота).

В-седьмых, помочь разграничить анализируемые функциональные омонимы может и такой критерий, как способность / неспособность быть метатекстовым оператором в модусной рамке, выражающей позицию субъекта модуса (говорящего) по отношению к сообщаемому, логическую и / или эмоционально-экспрессивную оценку высказывания или его части, характеризуя стиль, манеру речи, характер и способ изложения информации, место высказывания в тексте и т.п.

В ряде случаев дифференцировать функциональные омонимы можно с учетом субъектной перспективы высказывания. Наблюдения показывают, что модаляты типа говоря употребляются в таких двусоставных предложениях, где субъект речи (модуса) в вводной конструкции и субъект мысли / речи в подлежащем не совпадают (36). В этом случае субъект речи (модуса) не может быть осмыслен в качестве производителя некоего второстепенного действия: деепричастие говоря подверглось десемантизации, утратив значение действия и категории глагола. Ср.:

(36) Честно говоря, он ни разу не звонил за это время.

(37) Честно говоря об этом, я понимал, что поддержки не будет.

Пример (37) иллюстрирует совпадение субъекта-производителя второстепенного действия, выраженного деепричастием (честно говоря, я...) с субъектом предмета мысли / речи в подлежащем-носителе главного (динамического) признака, выраженного глагольным предикатом (я понимал…).

Необходимо отметить и конструкции (типа 38) с гибридными, деепричастно-модальными структурами, в которых наблюдается совпадение (тождество) трех субъектов, а именно: а) субъекта-производителя второстепенного действия в деепричастии (честно говоря, я...); б) субъекта-предмета мысли / речи в подлежащем, являющемся носителем главного признака в глаголе-сказуемом (я вряд ли могу рассчитывать…), и в) субъекта речи, т. е. говорящего, эксплицирующего модальное отношение к сообщаемому, его оценку (я говорю честно, откровенно…):

(38) Честно говоря, я вряд ли могу рассчитывать на снисхождение.

В-восьмых, отграничивает отдеепричастную вводно-модальную конструкцию от деепричастого полупредикативного оборота и способ ее связи с остальной частью высказывания. Как уже сказано, этот способ связи оценивается по-разному. По мнению некоторых исследователей, следует говорить об интродукции (термин А.М. Мухина; русский эквивалент: включение) или соотношении как особом способе связи вводных слов, словосочетаний, сочетаний слов и предложений, эксплицирующих оценку говорящим (субъектом модуса) сообщаемого, с составом предложения или его частью (краткий обзор разных точек зрения по данному вопросу см. в [4, с. 50; 8, с. 156 и др.]). Связь же деепричастия, употребленного в полупредикативной обособленной конструкции, характеризуется двойной синтаксической отнесенностью – к субъекту, выраженному подлежащим (функция второстепенного сказуемого[2]), и к сказуемому (необязательная функция обстоятельства[3]) (см., напр. [2, с. 109 – 110; 6; 7, с. 268 – 271; 10, с. 45 и др.; 11]). Причина обособления деепричастия кроется именно в функции второстепенного сказуемого, утрата которой ведет к его категориальному перерождению в рамках транспозиционных процессов – адвербиализации (молча, нехотя, немедля и т. п.), препозиционализации (несмотря на…, невзирая на… и т.п.), конъюнкционализации (несмотря на то, что… и т. п.), модаляции (собственно говоря, мягко выражаясь и т.п.). Ср. замечание А.А. Шахматова: «Потеря деепричастием предикативной связи с подлежащим (или с субъектом) имеет последствием переход его в обстоятельство, деепричастие получает значение наречия: не хочется сидеть спустя рукава, приходится стоять повеся голову и т.п. В виду этого при наличии предикативной связи с подлежащим мы не имеем основания сближать деепричастие с наречием и называть его глагольным наречием» [9, с. 46].

В-девятых, при разграничении деепричастий и омонимичных им модалятов необходимо иметь в виду и возможность эллипсиса десемантизованного деепричастия в вводно-модальном употреблении (39) и / или замены всего вводного оборота синонимичным словом или выражением с субъективно-модальным значением (40), а также придаточной частью со значением условия (допущения) в сложноподчиненном предложении (41). Ср.:

(39) И тут закопошились в мозгу у Степы какие-то неприятнейшие мыслишки о статье, которую, как назло, недавно он всучил Михаилу Александровичу для напечатания в журнале. И статья, между нами говоря, дурацкая! И никчёмная, и деньги-то маленькие… (М.А. Булгаков. Мастер и Маргарита) (≈ ʻмежду намиʼ);

(40) Судя по всему, это была хозяйка дома (Д. Быков. Орфография) (≈ ʻвероятноʼ);

(41) А я, честно говоря, был даже рад всей этой возне – с едой и со шляпой (В. Белоусова. Второй выстрел) (≈ ʻесли говорить честноʼ).

Заключение

Таким образом, есть довольно обширный перечень критериев, при помощи которых можно дифференцировать функциональные омонимы, а также гибридные образования, возникающие при модаляции деепричастий с зависимыми словами в русском языке. Подвергаясь транспозиции в вводно-модальные слова, деепричастия оказываются иногда в зоне взаимодействия не только глаголов и наречий, но и предлогов, что не может не отразиться на общей комбинаторике и удельном весе категориальных признаков в структуре анализируемых словоформ.

Работа выполнена в рамках проекта «Комплексное исследование модаляции как типа ступенчатой транспозиции языковых единиц в семантико-синтаксический разряд вводно-модальных слов», выполняемого при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (грант № 15-04-00039а).

[1] По справедливому замечанию Р.М. Гайсиной, в предложения могут вставляться «компоненты, не отражающие мир вещей… Содержательно они обращены в мир говорящего и обозначают его оценки, эмоции… стремление установить речевой контакт с собеседником и т. д.» [4, с. 50].

[2] Функция второстепенного сказуемого у деепричастия, одиночного и с зависимыми словами, заключается в выражении полупредикативных отношений (полупредикативности). Согласно В. Грабье, под полупредикативной конструкцией следует понимать связь второстепенного сказуемого с подлежащим (см. [5, с. 235; 12, с. 37 – 40]).

[3] Об ослабленной степени зависимости деепричастия от глагола см. в [7, с. 268 – 269].


Библиографическая ссылка

Шигуров В.В., Шигурова Т.А. РУССКИЕ ДЕЕПРИЧАСТИЯ В ПОЛУПРЕДИКАТИВНОМ И ВВОДНО-МОДАЛЬНОМ УПОТРЕБЛЕНИИ: К ПРОБЛЕМЕ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ОМОНИМОВ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2015. – № 11-1. – С. 118-125;
URL: http://www.applied-research.ru/ru/article/view?id=7686 (дата обращения: 25.02.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074