Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,570

ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК ЕДИНСТВО В МНОГООБРАЗИИ

Сейфуллина Г.Р. 1 Кабдуев А.Е. 2 Жакупбекова Д.А. 3
1 Карагандинский экономический университет Казпотребсоюза
2 Карагандинская академия Министерства внутренних дел Республики Казахстан имени Б. Бейсенова
3 Карагандинский государственный университет им. Е.А. Букетова
Проведен анализ толерантности как феномена необходимого для установления общности в условиях глобализации, наглядно демонстрирующей неисчерпаемое социокультурное многообразие мира. Толерантность осмысливается как феномен эффективно и непосредственно работающий на установление взаимопонимания и конструктивного сотрудничества во имя всеобщего блага. Утверждается, что отсутствие толерантности ведет к эскалации насилия и толерантность есть минимальное требование к общественным отношениям. Только в условиях толерантного общества может быть осуществлено полное раскрытие действительных возможностей человека и общества.
толерантность
ненасилие
ценность
взаимодействие
плюрализм
1. Галкин А.А., Красин Ю.А. Культура толерантности перед вызовом глобализации // Социс. – 2003. – № 8. – C. 64.
2. Гржегорчик А. Духовная коммуникация в свете идеала ненасилия // Вопросы философии. – 1992. – № 3. – С. 54.
3. Риэрдон Б.Р. Толерантность – дорога к миру. – М.: Бонфи, 2001. – C. 16.
4. Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. – М.: Институт этнологии и антропологии РАН, 1997.

Культурная, этническая, социальная, религиозная неоднородность общества вызывает к жизни феномен толерантности, необходимый для установления общности в условиях плюрализма. Толерантность можно назвать любовью к разнообразию этого мира. При этом должно соблюдаться одно ограничение: необходимо, чтобы это разнообразие, проявляющееся в культурах, религиях, антропологических типах, не выходило за рамки общепризнанной нормы гуманизма. А это предполагает некий консенсус человечества относительно неоднородности и многообразия мира.

Различные науки дают свое специфическое определение термина «толерантность». Дискурс толерантности в научной литературе рассматривается, прежде всего, как уважение и признание равенства, отказ от доминирования и насилия, признание многомерности и многообразия человеческой культуры, норм, верований. Толерантность предполагает взаимодействие на основе согласия, принятие других такими, какие они есть, уважение их взглядов и мнений [1].

В современной философии толерантность понимается как одна из самых противоречивых ценностей современного общества. Однако эта противоречивость не снижает ее значения, а скорее отражает крайнюю сложность того мира, в котором обречен жить современный человек.

На наш взгляд, определение, данное В.А. Тишковым, всеобъемлюще отражает сущность понятия «толерантность». По его мнению, это личностная или общественная характеристика, которая предполагает осознание того, что мир и социальная среда являются многомерными, а значит, и взгляды на этот мир различны, они не могут и не должны сводиться к единообразию или в чью-то пользу [4].

Плюрализм взглядов, убеждений, мнений и верований говорит как о разнообразии путей к истине, так и о наличии возможности заблуждений человеческого разума, которые могут преодолеваться в свободных дискуссиях. Постигаться только свободно – в этом особенность высокой мировоззренческой истины. Современная философия связывает толерантность с ликвидацией интеллектуальной основы нетерпимости – репрессивно все себе подчиняющей истины, а значит, с культурным релятивизмом, признающим уникальность и ценность каждой культуры.

Не случайно в Преамбуле Устава Юнеско, принятого ровно за 50 лет до принятия Декларации принципов толерантности, 16 ноября 1945 г. утверждается, что мир должен базироваться на интеллектуальной и нравственной солидарности человечества. Основополагающие принципы Всеобщей декларации прав человека таковы, что каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии, на свободу убеждений и на свободное выражение их, что образование должно способствовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами. К нарушению этих прав нельзя относиться толерантно.

Следует подчеркнуть, что толерантность предполагает компромисс, но не беспринципность. Подлинная толерантность не имеет никакого отношения к какой-либо беспринципности, к равнодушию к истине. Наоборот, в толерантности проявляется уважение к той истине, которая может быть воспринята только свободно. Это прежде всего активное отношение, формируемое на основе универсальных прав и основных свобод человека.

В отношении идеологий и идеологических дискурсивных практик противоположных толерантному отношению допустима интолерантность. Интолерантности к себе требуют, прежде всего, расизм, который абсолютизирует расовое превосходство, исходя из положения о физической и умственной неравноценности человеческих рас, этнический национализм, который утверждает доминирование одного этноса над другим исходя из этнических отличий, религиозный фанатизм, настаивающий на истинности и превосходстве религиозной доктрины, сексизм, чаще превозносящий мужской пол и дискриминирующий женщин и, эджеизм, утверждающий преимущества молодого возраста, дискриминирующий старшие поколения.

Всем этим негативным тенденциям может противостоять только идеология толерантности, делающая возможным достижение мира и ведущая от культуры войны к культуре мира. Истинно толерантный человек верит, что каждый вправе защищать при помощи рациональных аргументов свое понимание того, что является для индивидов благом, независимо от того – будет ли это понимание истинным или ложным, а также стремиться убедить других в том, что он прав; ни один толерантный человек не будет терпеть действий, разрушающих внутреннее право выбора его самого и других. Конечный принцип толерантности состоит в том, что зло должно быть терпимо исключительно в тех случаях, когда его подавление создает равные или большие препятствия к благам того же самого порядка или же препятствия ко всем благам высшего порядка.

Логична тем самым связь толерантности с ненасилием, т.е. тем, что не уменьшает свободы действия, не является фактором, разрушающим жизнь. «Где граница, которая отделяет насилие от ненасилия в духовной коммуникации? Можно ли строго обозначать, описать ту черту, перейдя которую законное право и даже обязанность человека нести другим людям свою веру и истину становится формой интеллектуальной и психологической экспансивности?» [2].

Ненасильственные действия связаны с определенным моральным идеалом поведения в коммуникативной деятельности. Этот идеал является моральным последствием установки уважения, доброжелательности, бескорыстия, заботливости по отношению к каждому человеку, признания его достоинства. Именно эти установки сообщают коммуникативным ненасильственным действиям очень большую интенсивность, способствуют находчивости в решении межрелигиозных, межэтнических конфликтов, облегчают преодоление препятствий в процессе формирования принципа толерантности. К такого рода коммуникативным воздействиям, которые не уменьшают свободу действия и согласно вышеприведенным критериям относятся к ненасильственным действиям, принадлежат совет, предложение, некоторые виды нажима. Духовная коммуникация разворачивается как интеллектуальный диалог – это способ сосуществования, который обогащает познание путем обмена мнениями. При этом действующее лицо не запугивает и не подкупает своего партнера, а старается представить истину по возможности максимально глубокую.

Отсутствие толерантности ведет к эскалации насилия.

Коммуникативная личность, действующая ненасильственным методом:

– не действует лишь в защиту одних только собственных интересов. Он действует в защиту всего коллектива, в том числе также в защиту своего противника, с которым сталкивается;

– прежде всего защищает себя и своего противника от морального зла, лжи, фальши, ненависти, отсутствия уважения к другим и несправедливости, одних он защищает от унижения, других от их же собственного высокомерия;

– в первую очередь требует усилий от себя, а не от других людей. Она не начинает своей деятельности с требований и претензий, а с познания ситуации в целом и определения места, в котором он может что-то изменить собственными усилиями, в особенности же убедить других людей, что. они ведут себя неправильным образом;

– не старается подавить людей, которые по ее мнению ведут себя неправильно, прежде всего он дает свое свидетельство ценности. Она не уничтожает и не унижает противника, а ищет для него такие пути выхода из конфликта, которые бы превратили его в бойца за справедливость и убедили его, что он также действует на пользу общественного блага;

– встретившись с отсутствием откровенности, злонамеренностью и коварностью противника, не отказывается от воздействия и не чувствует себя освобожденным от стремления к диалогу, она берет на себя тяжесть морального возрождения своего противника, выпрямления путей его жизни, открытия ему глаз на истину. Она старается достичь этого путем вмешательства в наиболее глубокие, психические переживания противника;

– наталкиваясь на полный отказ от участия в добром деле, признает тем не менее полный суверенитет своего противника. Она продолжает окружать его все таким же уважением и общечеловеческой любовью, отрицательные же последствия его решений воспринимает как новую объективную ситуацию, вызывающую обычно дальнейшие страдания.

Просвечивающий сквозь эти требования моральный идеал сочетает в себе интенсивное стремление к определенному будущему состоянию, которое обычно является целью запланированных социальных перемен с сознанием моральной ценности применяемых в этом стремлении средств. Коммуникативные ненасильственные действия формируют мудрость как действующих лиц, так и тех, на которых они воздействуют. Духовная коммуникация в виде интеллектуального диалога, проясняющего истину человеческих отношений, превращается в совместное достижение мудрости обеих сторон, переходящих от конфликта к совместному засвидетельствованию ценностей.

Личность, действующая ненасильственным методом, добровольно берет на себя труд засвидетельствования ценностей и последовательно его реализует, но никого не заставляет делать то же самое. Суть толерантности связана с признанием того, что любое человеческое поведение должно быть свободным поведением, что люди не должны быть вынуждены действовать под принуждением. Толерантная личность, предпринимая какое-либо действие, представляет себе различные его последствия, а в том числе, и такое как плата ценой собственной жизни. Личность, действующая ненасильственным методом, как правило, готова эту цену заплатить. Уровень толерантности отдельного человека во многом характеризует его личные качества, обусловливает его отношения с другими людьми.

Толерантность предполагает не только некое гипотетическое и абстрактное уважение к ценностям, установкам и убеждениям (позициям) представителей различных культур, но и уважение к самим носителям ценностей и установок – непосредственно к людям разных социокультурных пространств [3]. Вместе с тем, за атмосферу толерантности или интолерантности в обществе ответственны сами члены этого общества. Межкультурные коммуникации во многом неоднородных народов, регионов в условиях глобализации, усиления мобильности, миграции, быстрого развития коммуникации без базового принципа толерантности, на котором только и возможно установление взаимопонимания, сами по себе могут служить потенциальной угрозой миру, быть конфликтогенным фактором. Формирование отношения открытости, солидарности на уровне всех социальных образований и институтов возможно в условиях определения толерантности ключевым духовно нравственным принципом гражданского общества.

Таким образом, в контексте всего вышеизложенного толерантность следует рассматривать не только как положительное качество личности, но и как долг каждого культурного человека и общественную необходимость.

Роль и значение толерантности в обществе вытекает из самой её сущности. Толерантность – это минимальное требование к общественным отношениям. Только в условиях толерантного общества может быть осуществлено полное раскрытие действительных возможностей человека и общества. Именно направленность, уровень отношения основной массы людей к различным идеологическим теориям, религиозным взглядам, к людям разных национальностей, к различным культурным явлениям в первую очередь определяют общественную стабильность, являются непременным условием социального и духовно-нравственного прогресса.


Библиографическая ссылка

Сейфуллина Г.Р., Кабдуев А.Е., Жакупбекова Д.А. ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК ЕДИНСТВО В МНОГООБРАЗИИ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 7-3. – С. 508-510;
URL: http://www.applied-research.ru/ru/article/view?id=9860 (дата обращения: 03.06.2020).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074