Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,580

ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В СИСТЕМАХ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ

Андреева И.В. 1
1 Институт водных и экологических проблем СО РАН
Статья посвящена современным процессам в системах особо охраняемых природных территорий. Для целей анализа изменений и прогноза развития система ООПТ представлена в виде логической природно-социо-культурно-экономической конструкции. Трансформации в ней описаны как сложные внутрисистемные преобразования и структурированы. В структуре трансформаций выделены и охарактеризованы элементы: факторы, акторы, траектории и векторы изменений. Региональные системы ООПТ определены как ключевой элемент в структуре национальной природоохранной организации. На примере систем ООПТ Западной Сибири показаны возможности структуризации для объективной оценки, моделирования, прогноза и корректировки развития отдельных систем ООПТ и их контактных групп. Региональный анализ показал дивергенцию (расхождение) векторов развития и обнаружил признаки кризиса. В случае подтверждения подобных ситуаций в других регионах России перспективы национальной природоохранной системы будут связаны, скорее всего, с ее ослаблением. Для выравнивания курса развития предположено синхронизировать векторы развития региональных систем ООПТ. Для достижения быстрого эффекта рекомендовано использовать совокупные возможности дискретных изменений и регионального законотворчества.
Территориальная охрана природы
система особо охраняемых природных территорий
трансформационные процессы
1. Андреева И.В., Черных Д.В. Изучение пространственно-временных особенностей трансформации системы территориальной охраны природы в бассейне реки Иртыш // Известия АлтГУ. – 2013. – № 3-2. – С. 15–19.
2. Иванов А.Н. Принципы организации региональных систем охраняемых природных территорий // Вестн. Моск. ун-та. Сер. геогр. – 2001. – № 1. – С. 34–39.
3. Мирзеханова З.Г. Экологический каркас территории: назначение, содержание, пути реализации // Проблемы региональной экологии. – 2000. – № 4. – С. 42–55.
4. Николаенко Д.В. Социо-культурные миры // Константы: Альманах социальных исследований. 1998. Спец. вып. I. 250 с.
5. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. – Москва: Фонд экономической книги Начала, 1997. – 180 с.
6. Основные положения стратегии устойчивого развития России / Под ред. А.М. Шелехова. – М., 2002. – 161 с.

Концепцией перехода РФ к устойчивому развитию качественная экология и природно-ресурсный потенциал определены как гаранты благополучия нынешних и будущих поколений россиян. Констатируя драматические глобальные изменения окружающей среды, документ приводит данные о сохранности естественных экосистем в разных странах мира: Канада, Россия – 65 %, Китай – 20 %, Индонезия – 7 %, США – 5 %, Европа (без России) – 4 %, Индия – 1 %, Япония – 0 %. Центрами стабилизации биосферы на планете называются 65 % территории России (Север, Сибирь, Дальний Восток), 45 % Канады, значительные части Амазонии и Австралия. Экологическими индикаторами устойчивого развития названы % площадей охраняемых лесных массивов от общей площади лесов, % охраняемых территорий от всей территории, % исчезающих видов от общего числа местных видов [6]. Приведенные данные прямо свидетельствуют о мощном потенциале России в решении экологических проблем (в т.ч. глобальных) и определяющей роли при этом территориальной формы охраны природы.

Современная территориальная охрана природы оперирует понятиями «природно-экологический каркас» и «система особо охраняемых природных территорий» («система ООПТ», СООПТ). Суть первого сводится одновременно к естественной пространственной первооснове и цели природоохранной деятельности, второго – к практическому хозяйственному инструменту [2, 3].

Системные свойства придают системам ООПТ яркий региональный характер, а социально-экономическая принадлежность определяет место в региональном природно-хозяйственном комплексе – части общей территориальной структуры страны. В этой связи устойчивость и перспективы национальной системы ООПТ зависят от синхронности процессов в региональных подразделениях, а уровень развития – от знака трансформаций.

Цель исследования

Подавляющее большинство современных исследований видит системы ООПТ как совокупность уникальных, репрезентативных, сохраняемых природных комплексов и объектов, а трансформации, происходящие в них, – как негативные изменения ландшафтов под влиянием антропогенных воздействий. Целью данного исследования является анализ и прогноз развития разноуровневых систем ООПТ. В этой связи система ООПТ не зависимо от уровня рассматривается как некая логическая природно-социо-культурно-экономическая конструкция, а трансформации в ней – как сложные внутрисистемные преобразования.

Материалы и методы исследования

Материалами исследования послужили теоретические положения геоэкологии и экономики, ретроспективные статистические данные об ООПТ природоохранных ведомств регионов Западной Сибири. В качестве общенаучных методов использованы теоретическое обобщение и системный анализ. С помощью методов картографирования и ГИС создана база данных ООПТ регионов. Методами историко-географическим, статистическим и экспертных оценок оценены общий историко-географический фон и динамика изменений, определены особенности и направления развития конкретных СООПТ.

Результаты исследования и их обсуждение

Территориальная охрана природы оформилась в самобытную природохозяйственную систему под воздействием природных, культурных и экономических факторов и представляет собой общий элемент соответствующих институциональных сред регионов. Это позволяет применять к системам ООПТ положения соответствующих областей науки, опуская детали и акцентируя внимание на значимых – динамических – моментах.

Система ООПТ является природообусловленной, в основе ее лежат геосистемы разных уровней, а предназначение состоит в пролонгированном сохранении ландшафтного разнообразия. Внутри геосистем идут непрерывные процессы обмена веществом, энергией, информацией. Такие же процессы происходят между самими системами и окружающей средой – другими геосистемами и системами иных типов (хозяйственной, социальной, политической и др.) и вынуждают систему меняться. Способность систем к сопротивлению и сохранению своих структур – устойчивость – определяет будущее состояние системы и зависит одновременно от характеристик самих природных комплексов и от воздействий со стороны контактирующих систем.

Основываясь на этих утверждениях проанализированы теория и история развития разноуровневых систем ООПТ. Результаты показали, что контакты с иными природно-хозяйственными, социально-экономическими и политическими структурами вынуждают природоохранные системы непрерывно менять свои слагаемые: от идейно-целевых установок и качественно-количественных характеристик до организационных структур, режимов охраны и видов использования территорий. Нахождение в общем социо-культурном и экономико-политическом поле позволило описать эти изменения с помощью отдельных положений неоинституциональной теории [5], а сами трансформационные процессы представить как комплекс факторов, акторов, траекторий и векторов.

Факторы трансформационных процессов – внешние воздействующие на системы условия трех групп. Базовые факторы – природные и экологические условия, геополитическое положение, социо-культурная среда – определяют существование ресурса для функционирования уникальных экосистем. К ним относится наличие достаточных по площади природных комплексов с набором значимых компонентов (биологические виды, ландшафты, геоботанические и фаунистические комплексы), традиционное природопользование (система сохранившихся традиций, обычаев, рациональных механизмов адаптации к условиям обитания, правил взаимоотношений с природой), характер отношений с соседними государствами (согласованность интересов в вопросах охраны природы, военно-политическая обстановка). Факторы преемственности – особенности российской заповедной системы, определяющие историко-идеологические условия формирования современного состояния систем ООПТ. К ним относятся сохранение природных комплексов на значительных площадях (достаточных для изучения естественно-исторических процессов), полный запрет хозяйственной деятельности (включая рекреацию), невмешательство в природные процессы. Факторы заимствования – подражание мировому опыту – способствуют формированию прозападных тенденций в процессе изменений. К ним относятся смещение функций ООПТ в сторону ведения экономически выгодной и инновационно-технологической деятельности (переход на самообеспечение, развитие туризма, создание киберканалов связи между ООПТ и обществом).

Акторами трансформаций выступают отдельные ООПТ (с одной стороны – сложноустроенные феномены, с другой – элементы системы с центральным или периферийным положением, разные по статусу и природоохранным возможностям), региональные, национальные, трансграничные сети ООПТ (сети ООПТ сопредельных территорий), а также законодательства разных уровней и структуры природоохранного сотрудничества (объединения экологических организаций, ученых, практиков, волонтеров).

Траектории трансформационных процессов указывают путь изменения состояния (характеристики) ООПТ или СООПТ в системе «время – признак». Траектории могут демонстрировать процессы увеличения или уменьшения количества ООПТ, наращения или сокращения их площадей, изменения категорий и статусов, а также эволюцию природоохранных законодательств и др. Согласно неоинституциональной теории изменения в системах ООПТ могут быть отнесены к двум типам: дискретным или инкрементным. Эта теория, решая задачи нивелирования мировых ресурсораспределительных конфликтов, оценки результатов деятельности и определения траектории развития экономики, видит дискретные изменения в быстрых изменениях формальных правил в следствии принятия законов, регламентов и т.д. Инкрементные изменения медленны из-за ограничивающего эффекта неформальных правил, сформированных за годы и века на основе культурного наследия, институциональной памяти, устойчивых стереотипов мышления. Инкрементные изменения, чаще непрерывные и кумулятивные, возникают вследствие сдвига второстепенных правил и постепенного изменения в правилах более высокого ранга [5].

Траектории, взаимодействуя, формируют векторы трансформаций, которые указывают на общие перспективы изменений. При сравнительном анализе траекторий развития конкретных региональных СООПТ определяются направления на дивергенцию (расхождение, наращивание различий) или конвергенцию (сближение, стирание различий). В каждом из направлений обнаруживаются два типа изменений: прогрессивные и застойные (стагнация, регрессия). При преобладании в системах ООПТ более низкого ранга (например, региональных) конвергентного направления прогрессивного типа происходит усиление (укрепление) системы более высокого ранга (национальная). Превалирование дивергентных векторов обоих типов, а также конвергентных векторов застойного типа ослабляет систему высшего ранга (рисунок). Иными словами оптимистичный сценарий развития систем ООПТ возможен лишь в одном случае: при превалировании векторов положительной конвергенции, представляющей собой выравнивание регионов по показателям площадей ООПТ, структурно-организационной упорядоченности, природоохранной эффективности.

andr1.tif

Схема векторов трансформационных процессов в системах ООПТ (техническое исполнение С.В. Циликиной)

С помощью приведенной структуризации в качестве методической основы оценен процесс развития систем ООПТ регионов Западной Сибири: Алтайского края, Республики Алтай, Новосибирской, Кемеровской, Омской, Томской и Тюменской (с ХМАО и ЯНАО) областей. Результаты оценки позволили сделать объективные выводы о процессах в системах ООПТ региона и их последствиях, а также указали на возможность моделирования, прогноза и корректировки развития отдельных природоохранных систем.

Формирование ООПТ в регионе происходило при наличии значительных природных пространств с набором значимых компонентов высокой сохранности преимущественно в период с 1918 г. по настоящее время. Этот период обеспечен непрерывной статистикой, а природопользование характеризуется возникновением внутри- и межгосударственных границ, предельной вовлеченностью территориальных и минеральных ресурсов, крайней измененностью природных комплексов, высокой ресурсной зависимостью всех сфер хозяйства [1]. Вместе с тем совокупность региональных сибирских систем ООПТ отражает оригинальные стандарты организации пространства, общества и государства, соответствующие доминирующей здесь социо-культурной системе – российской [4].

Добрососедские связи с пограничными государствами позволяют сохранять на постсоветском пространстве традиции российской заповедной системы, основанные на охране значительных площадей в форме строгих резерватов при полном запрете хозяйственной деятельности и невмешательстве в природные процессы. Одновременно с этим активизация факторов заимствования смещает функции ООПТ в сторону ведения экономически выгодной деятельности, прежде всего туризма.

Современные ООПТ распределены по регионам неравномерно (табл.).

ООПТ классических категорий в регионах Западной Сибири

Регионы

Категории и статус ООПТ

Алтайский край

Республика Алтай

Новосибирская область

Кемеровская область

Омская

область

Томская

область

Тюменская область

ХМАО

ЯНАО

Федеральные ООПТ

заповедник

1

2

1

2

2

национальный парк

1

1

заказник

1

2

1

2

3

3

памятник природы

1

дендропарки

и ботсады

2

2

1

1

1

1

Региональные ООПТ

заказник

37

2

25

13

8

17

35

5

6

памятник природы

59

43

53

1

4

44

58

8

1

природный парк

1

4

1

4

1

Кол-во ООПТ, ед

Площадь, тыс. га

100

804,0

54

2339,4

80

1465, 7

18

1317, 4

16

609,2

63

1139,4

95

892,6

22

2755,5

13

7958,2

Доля ООПТ

в площади региона, %

4,6

25,2

8,2

13,8

4,3

3,6

6,0

5,2

10,6

Они создавались преимущественно с 1958 по 2015 гг. с разной интенсивностью процесса. Так, активный рост общего числа ООПТ в Алтайском крае пришелся на 1964-1966, в Новосибирской области – на 1965-1968, в Омской – на 1993-1994, ХМАО – на 1976-9178 и 1993-1995, в ЯНАО – на 1976-1977 и 1985-1986 гг. В остальных регионах четких периодов активации не обнаруживается. Совокупные площади ООПТ активно увеличивались в периоды 1963-1976 гг. в Алтайском крае, 2002-2005 гг. – в Республике Алтай, 1967-1971 гг. – в Новосибирской области, 1962-1963 и 1982-1982 гг. – в Томской, 1981-1984 и 1998-2000 гг. – в Тюменской. В остальных регионах увеличение площадей происходило в отдельные пиковые годы. Общая картина демонстрирует затухание активности создания новых ООПТ и стабилизацию охраняемых площадей во всех без исключения регионах в период с 1990-х гг. по настоящее время. При этом долевой показатель ООПТ в площадях регионов остается низким: только 3 из 9 регионов переступили нормативный порог в 10 %.

Смену курса развития систем ООПТ подтверждает категориальная эволюция, которая демонстрирует изменение доминирующих позиций ООПТ определенных статуса и уровня жесткости режима охраны. Так, в советский период (1917-1990 гг.) в регионе создано большинство ООПТ федерального значения: 5 из 8 заповедников, 11 из 12 заказников, единственный памятник природы, а также 75 региональных заказников и 53 памятника природы. В современный период (1991-2015 гг.) образованы лишь 3 заповедника, 1 национальный парк и 1 федеральный заказник, зато 11 природных парков и 218 региональных памятников природы. Таким образом, с конца 1990-х гг. среди организуемых региональных ООПТ доминируют памятники природы – самая мелкомасштабная, открытая и мало защищенная режимом категория охраны. Одновременно с ними создаются ООПТ рекреационного назначения: национальные и природные парки, по сути – хозяйства, обеспечивающие массовый доступ отдыхающих на территорию. Т.е. налицо тенденция категориальной эволюции в системах ООПТ: «заповедник (федеральный заказник) → заказник → памятник природы → национальный (природный) парк». Это свидетельствует о конвергенции траекторий категориальной эволюции региональных СООПТ в направлении прозападного опыта, деструктивного для российских заповедных традиций и не поддерживающего национальных экологических интересов.

Наличие пространственно-функциональной структуры как общесистемное свойство служит для региональной СООПТ ключевым условием существования и эффективности. Структурные элементы (ключевые территории, экологические коридоры, буферные зоны) обеспечивают территориальную непрерывность сохранения ландшафтов и популяций биоты в естественной динамике. Однако структурный анализ не выявил каких-либо действующих функциональных взаимосвязей ни внутри западно-сибирских региональных систем, ни между ними. Природоохранная практика в регионах сформировала и поддерживает ООПТ как обособленные, не контактирующие друг с другом объекты. Как и в предыдущем случае это указывает на конвергентное направление застойного типа в развитии систем.

В целом ситуация в системе охраны природы характеризуется признаками кризиса: отсутствует развитие или темпы его незначительны, увеличивается отдаление от традиционных национальных ценностей заповедания, прогрессивные научные разработки не востребованы практикой. Единственный положительный момент связан с результатами анализа региональных законов. Он демонстрирует непрерывность национального природоохранного курса и наличие ресурса для стабилизации состояния систем ООПТ с последующей переориентацией развития в конвергентное направление прогрессивного типа.

Последние изменения национального природоохранного законодательства касаются, в первую очередь, регулирования земельных отношений в заповедниках и национальных парках, организации в них рекреации и познавательного туризма, внедрения экономических механизмов функционирования. Все нововведения противоречат российской идеологии заповедания и провоцируют дискретные изменения систем ООПТ. Агрессивный характер таких изменений вызывает ответную реакцию на региональном законодательном уровне.

В рамках собственного законотворчества регионы детализируют федеральные законы с учетом местных природных и социально-экономических особенностей и условий. Чаще они сохраняют традиционный для российской заповедной системы порядок приоритетов: сохранение био- и ландшафтного разнообразия, охрана природных комплексов, поддержание экологической стабильности территории и только после них – создание предпосылок для развития регулируемого рекреационного природопользования. Основным предназначением ООПТ в регионах остается сохранение естественных экосистем как национального наследия, гаранта и источника восстановительного потенциала окружающей среды. Т.е. законодательства регионов эффективнее сближены с положениями Концепции перехода РФ к устойчивому развитию, нежели законодательство федеральное.

Выводы

Осмысление современных трансформационных процессов в системах ООПТ и ситуационный анализ в конкретных регионах позволили сделать значимые выводы.

Многоаспектность российской территориальной охраны, описываемая положениями естественных, социальных и экономических наук, позволяет представить систему ООПТ как динамичную природно-социо-культурно-экономическую конструкцию. Структуризация трансформационных процессов позволяет объективно оценивать, моделировать, прогнозировать и корректировать развитие отдельных систем ООПТ и их контактных групп.

Результаты оценки трансформаций в региональных системах ООПТ Западной Сибири обнаружили признаки кризиса. Практически все изменения в системах ООПТ придерживаются конвергентного направления застойного типа. В случае подтверждения подобных ситуаций в других регионах России перспективы национальной природоохранной системы будут связаны, скорее всего, с ее ослаблением.

Конфликт между законодательно насаждаемыми прозападными правилами и сохраняющимся непрерывным национальным природоохранным курсом региональных законодательств свидетельствует о сдерживании историко-идеологическими особенности российской заповедной системы прозападных нововведений на уровне региональных подсистем. Поэтому именно региональные системы ООПТ следует определять как ключевой элемент в структуре национальной природоохранной организации, а перспективы устойчивого развития ее связывать с синхронизацией векторов их развития и учетом возможности быстрого эффекта дискретных изменений.


Библиографическая ссылка

Андреева И.В. ТРАНСФОРМАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В СИСТЕМАХ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 8-3. – С. 426-430;
URL: https://www.applied-research.ru/ru/article/view?id=10050 (дата обращения: 06.05.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074