Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,580

НОРМА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СЛОВОСОЧЕТАНИИ С ПОСЛЕЛОГАМИ

Дарменкулова Р.Н. 1 Доскеева Б.Ж. 1
1 Казахский национальный медицинский университет им. С.Д. Асфендиярова
Данная работа анализирует функции и особенности послелогов, используемых в современной казахской литературе, приводятся примеры употребления послелогов с самостоятельными частями речи для обозначения разных семантических отношении (время, место, цель, направление и т.д.) из произведении и определяются особенности их функции. Анализируются дублетные варианты послелогов и обсуждаются примеры их употребления, структура. Описывается разнообразие грамматических форм и особенностей использования послелогов в казахском языке не только в языке речи, но и в литературном языке. Приводятся примеры их применения в тюркских языках и дается анализ их специфической особенности. В зависимости от внутренних тенденции развития языковых норм, рассматриваются случаи изменения функции определенных послелогов в составе словосочетании, а также расширение и сужение области применения других послелогов.
послелоги
казахский литературный язык
языковая норма
структура
норма литературного языка
синтаксическая структура
грамматика
тюркские языки
1. Агманов Е. Исторический синтаксис казахского языка. – Алматы: Рауан, 1992. – 240 с.
2. Аннануров А. Түркмен дилинде хал ишлик формалары. – Ашгабад, 1974. – 113 с.
3. 3Балакаев М.Б. Казахский литературный язык. – Алматы: Гылым, 1987. – 272с.
4. Балакаев М., Сыздыкова Р., Жанпеисов Е. История казахского литературного языка. – Алматы: Мектеп, 1968. – 239 с.
5. Гаджиева Н.З. Основные пути развития синтаксической структуры тюркских языков. – Москва: Наука,
1973. – 403 с.
6. Казахская грамматика. Фонетика, словообразование, морфология, синтаксис. – Астана, 2002. – 784 с.
7. Кордабаев Т.Р. Вопросы исторического синтаксиса (по материалам ХV-ХVІІІ веков). – Алматы: Гылым, 1964. – 244 с.
8. Сыздык Р. Языковая норма и ее образование (кодификация). – Астана: Елорда, 2001. – 230 с.
9. Уйыкбаев И. Проблема вариантности современного казахского языка.–Алматы: Гылым, 1976. – 143 с.
10. Щербак А.М. Очерки по сравнительной морфологии тюркских языков: / Глагол. – Л.: Наука, 1981. – 183 с.
11. Ыскаков А. Современный казахский язык. Учебник для студентов филологического факультета. – Алматы: Ана тили, 1991. – 384 с.

В настоящее время достижения в области казахского языкознания высоко оценены на мировом уровне и при расширяющем диапазоне применения языка, очень важно всесторонне изучить нормы литературного языка.

Мы не можем утверждать, что все проблемы современной казахской литературы нашли свое решение. В этой области проводятся изучения и создаются образцы, основанные на языковой системе. Послелоги в казахском языке используются только со словами в падежных окончаниях. Так как они сочетаются только с определенными формами слов, они используются по определенным правилам согласно изменениям в развитии языковой структуры. В отношении этого явления к языковой норме, встает вопрос отдельного рассмотрения отношения языка к языковой структурной системе и традиционных норм.

В книге «Грамматика казахского языка», описывающей грамматическую и фонетическую структуру современного казахского литературного языка, послелоги описываются так: «Послелоги в современном казахском языке связывают слова и предложения подчинительной связью, используются после самостоятельных частей речи, употребленных в определенной форме и выражают грамматическое отношение, время, место и цель» [6, с. 559].

Послелоги используются после самостоятельных частей речи и обозначают время, цель, место, причину, направление, инструмент и др. значения, они сочетаются только со словами в определенных падежах (именительный, дательный, исходный, творительный). В словосочетаниях послелоги, которые относятся к словам в форме какого-нибудь падежа, выполняют функцию компонента в составе этих слов. Они отличаются также по применению.

Послелог бері, применяемое со словами в исходном падеже, употребляется с древних времен в составе глагольных словосочетании, обозначающем время и место.

-нан/нен бері с существительными, означающими время и местоимениями, с причастием в форме -ған/-ген означает начало какого-либо времени или обстоятельства. Это сочетание широко применяется. Например:

1. Дәмелі кеткеннен бері әбден көңілсізденген Бекайдар енді үйге кіргісі келмеді (И. Есенберлин).

2. Менің институтты бітіргеннен бері Қыз Жібектің мүсінін жасау арманым болатын (Х. Есенжанов).

3. Біздер ме, біздер, азаннан көзімізді ашқалы бері күткеніміз мына өздерің (С. Салимбеков).

4. Ол сонау Алматыдан шыққалы бері әлі мұрты бұзылмай келе жатқан үш сомдықты ұсынды (С. Кадирбаев).

В этом предложении мы можем заменить сочетание ашқалы бері на ашқаннан бері, сочетание шыққалы бері на шыққаннан бері. Такое применение не оказывает отрицательного влияния на значение предложения, на временной оттенок. Можно даже сказать, что сочетания типа -ғалы/гелі бері менее ограничены нежели сочетания типа -нан/нен бері. Однако область применения таких сочетании в последнее время расширяется.

Ученый И.К. Уйыкбаев в своей работе по проблеме вариантности отмечает, что в южных областях Казахстана сочетание -ғалы бері применяется в качестве дублета сочетанию -ғаннан бері: оқығаннан бері- оқығалы бері [9, с. 79]. Схожее предположение по этому поводу было сделано профессором М. Сергалиевым. По его мнению, при изучении синонимики словосочетании, очень важно учитывать особенности местной языковой речи. Некоторые из этих словосочетании можно употреблять в качестве синонимов их литературных вариантов. В южных областях Республики часто применяется форма -ғалы бері в обозначении времени.

В. Преле и В. Котвич предлагают в своих работах считать формы -қанлі/канлі «ведущим» деепричастием [10, с. 267]. Придерживаясь такого же мнения, А. Аннануров выстроил ряд форм «ведущих» деепричастии: кэлгäлі ~ кэлгäні ~ кэлгäнлі < кэлгäнлі бэрі < кэлгäнлідäн бэрі< кэлгäнлікдäн бэрі [2, с. 163]. Если обратить внимание на путь развития «ведущего» деепричастия, можно заметить, что с одной стороны оно применяется в форме исходного падежа, а с другой в сочетании со служебными словами бэрі--бэрлі.

Мы можем сравнить это в следующих примерах: в древне-кипчакском языке: султанïн кäлгäлі бäрі «с тех пор как прибыл султан»; в древне-узбекском языке: чïккалï(дïн) бэрі «с тех пор как вышел»; в тюркском языке: алалï(дан) бэрі «с тех пор как получил» [10, с. 130].

Ученый А.Искаков отмечает, что в зависимости от контекста временное значение деепричастия -ғалы/гелі приобретает оттенок будущего или прошедшего времени и приводит такой пример: Сізбен танысқалы көп болған сияқты, көріспегелі көп уақыт өтті. В этом предложении деепричастия танысқалы, көріспегелі можно заменить на «танысқаннан бері», «көріспегеннен бері», так как они означают одно и то же [11, с. 307]. Упомянутые словосочетания со служебным словом бері обозначают время.

Ученый Т. Кордабаев, который изучал синтаксическую структуру произведения «Шежіре түрік», сохранившегося с XVIII века, пишет свое мнение о послелоге бері: «Сочетания существительных и причастии в исходном падеже с послелогами бері, берлі (ол замандан берлі үш юз иетміш екі иыл болған) часто означает обстоятельство времени [7, с. 118]. А также послелог бері в составе сказуемого сложноподчиненного предложения означает временное отношение.

В современном казахском языке послелоги кейін, соң, связывающие слова в исходном падеже с глаголами, в сочетании с существительными, глаголами, причастиями выражают значение места и времени, имеющее место после события.

По сравнению с древнетюркским языком, в современном языке функция служебного слова кейін в составе словосочетания незначительно изменило свою функцию временного значения. Например:

1. Арада бірнеше күндер өткеннен кейін бір күні Лизаның есігін біреу қақты (С. Ерубаев).

2. Бұны биыл Құнанбай өзі аға сұлтан болғаннан кейін, осы Тобықтыға болыстық старшын еткен-ді (М. Ауезов).

В современном казахском литературном языке часто встречаются сокращенные формы (-ғасын), возникшие путем стяжения причастия в форме -ған/-ген с послелогами соң: келген соң – келгесін. Служебное слово соң в грамматическом сочетании в первое время сливалось с причастием в исходном падеже (оқығаннан соң) и применялось больше в материалах до переворота. Например: Манағы қарт базардан қайтып келгеннен соң осы жігіттен аманат қойған ақшасын сұрады Со временем окончание исходного падежа стало выпадать в применении в сочетании с послелогом: барған соң. Например:

1. Бұл Әліп еді, інісін көрген соң Төлептің басылған көңілі қайтадан қозды (С. Ерубаев).

2. Осы ауылдарын көшіріп, жөнелтіп болған соң, Құнанбай дәл бүгінгідей Шыңғыс өңіріндегі әбігер мен қарбаласты тез пайдаланбақ болды (М. Ауезов).

Служебное слово соң, обозначающее время в составе словосочетании, в тюркских письменных памятниках встречается с Х-ХІ века. Данное служебное слово сейчас употребляется в сочетании со словами в исходном падеже, а в древних источниках часто встречается в сочетании со словами в форме местного падежа. Анализируя синтаксическую структуру произведения «Жамиғ-ат тауарих», Т. Кордабаев отмечает частое употребление слов с окончанием исходного падежа со служебным словом соң, а также указывает на функцию этих слов в качестве обстоятельства времени в составе словосочетании и в качестве сказуемого подчиненного компонента в составе сложноподчиненного предложения [7, с. 43].

Профессор Р. Сыздык в своей работе «Языковая норма и ее формирование» глубже развивает тему сочетания служебного слова соң со словами в исходном падеже: «Признание форм келгесін, барғасын, боп, кеп анормальными некоторыми языковедами – это, с одной стороны, признак субъективного рассмотрения, а с другой, не признание эволюции языковых норм. Принятые когда-то формы келгеннен соң, барғаннан соң со временем сократились в формы барған соң, келген соң, затем до форм барғансын, келгенсін, а в современном языке эти формы еще укоротили до барғасын, келгесін. Частое использование таких сокращении – это движение нормы, ее развитие» [8, с. 31]. Можно заметить, что языковые нормы со временем также меняются в зависимости от тенденции внутреннего развития языка и под влиянием внешних экстралинвистических факторов. А значит, этот феномен сокращения является продуктом нашего времени. Например:

1. Ас-су ішкенсін жүріп кетерсіңдер (Х. Есенжанов).

2. Басқа әңгімені селоға барғансын жолдастарың айтар(Х. Есенжанов).

3. Ұлбосын жауап қатпады, Аркаша бригадасына қарап, олар істеп жүргесін істей берді (С. Ерубаев).

4. Төлеген мазалап қоймағасын, оған желкесін көрсетіп тұрып: -Үйің үстіңде, ас үйдің есігі ашық (Т. Тореханов).

М. Балакаев в своей работе «Литературный казахский язык» анализирует формы послелогов и пишет свое мнение о послелогах кейін и соң. По его мнению: «Стилистическое различие послелогов кейін и соң очень незначительное. Они довольно часто заменяют друг друга. Все же заметной особенностью послелога соң является то, что он очень часто сочетается с причастной формой глагола на –ған без аффикса исходного падежа» [3, с. 171]. Упомянутый послелог соң участвует в образовании глагольного словосочетания с обозначением времени. Этот вид вспомогательных слов встречается в тюркской письменности Х-ХІ веков.

В тюркских языках синтаксические структуры типа -ған соң и –ған + нан кейін(кейин) применяются в качестве синонимов. Например:

В киргизском языке: Сиз обкомго кеткенден кийин райисполкомдун заседаниеси болду.

В узбекском языке: Меҳмон кетгандан кейин Маждиддин халтани ағдарди.

В уйгурском языке: Омичилар униңға йенип-йенип қарап, өз җайлириға манғандин кейин, Абдулла алқанлириға бир түкүрип қойдидә, яңливаштин ишқа киришти [5, с. 250].

Известно, что явления, имеющие место в грамматическом строе языка, приобретают характер закономерности и участвуют в языковом развитии. Приобретение специфических особенностей, усложнение значения и сферы применения также
закономерно.

Структурные нормы языка остаются стабильными вне зависимости от влияния времени. В некоторых случаях частичному изменению могут подвергнуться некоторые структурные законы языка. Художественно-литературному стилю языка до Октябрьской революции присущи некоторые специфические синтаксические структуры и союзы, отличающиеся от современного языка. Например, в казахском языке служебные слова үшін, туралы до 20-30-годов ХХ века применялись со словами в родительном падеже: менің үшін, оның үшін, соның үшін, баланың турасында < баланың туралы.

Служебное слово үшін в художественной литературе того времени применялось в сочетании с личным и указательным местоимением первого и третьего лица, с некоторыми глаголами повелительного наклонения [4, с. 119]. Сочетание оның үшін имело такую же функцию союза как себебі, өйткені, сондықтан, которые в современном языке применяются для обозначения причины, последствия. А сочетание соның үшін выполняло такую же функцию союзов, как сол себепті, сондықтан, используемых в современном языке.

Служебные слова соның үшін, оның үшін, менің үшін, турасында, которые выпали из нормы литературного языка сейчас используются в следующей форме: мен үшін, сол үшін, бала туралы. Также, служебное слово үшін используется с глаголом с окончанием -у: оқу үшін, тыңдау үшін.

В современной литературе вместо служебного слова үшін применяется окончание дательного падежа, но их синтаксическая функция не одинаковая: көру үшін келдім- көруге келдім. Например:

1. Абай Бөжей үшін (Бөжейге) ырза еді (М. Ауезов).

2 Өнердің бұл жаңа отауына керекті дүниелерді алу үшін (алуға) бесеуіміз бірдей Қоянды жәрмеңкесіне бардық (А. Абишев).

3. –Мен де Наркоммен сөйлесуге (сөйлесу үшін) келе жатырмын (И. Есенберлин).

В современной норме оба варианта применяются. Служебное слово үшін в нашем языке сочетается со словом без каких-либо грамматических показателей и связывет слово с глаголом. Ученый Е.Агманов в своей работе об историческом развитии словосочетании и простых предложении казахского языка, на основе древних материалов подчеркивает суженную область применения данного служебного слова. А также автор приводит примеры применения данного служебного слова в письменности V-VIII века со словами в именительном, родительном, винительном, местном, орудийном падежах [1, с. 188]. А в письменности XVI – XIX веков служебное слово үшін связывает слова только в форме именительного падежа с глаголами.

Послелоги (кейін, соң, бері), которые применяются после слов в форме исходного падежа, сочетаюсь с существительным, местоимением, с причастием прошедшего времени, придает им значение времени и места. Использование в таком синтаксическом отношении стало нормой. Проводится много работы по повышению уровня культуры национального письменного литературного языка, его изучению, а также по изучению языковых норм, видов и современного статуса при современном расширении социальной функции языка. На сегодняшний день систематизирована нормативная основа казахского литературного языка и прояснен нормативный характер языковых структур.

Определение и применение синтаксических структур согласно основным принципам и правилам будет способствовать развитию науки. Так как казахский язык имеет свои сформировавшиеся правила, структуру и систему, в своем проявлении он отражает свойственные ему особенности и основывается на них.


Библиографическая ссылка

Дарменкулова Р.Н., Доскеева Б.Ж. НОРМА ИСПОЛЬЗОВАНИЯ СЛОВОСОЧЕТАНИИ С ПОСЛЕЛОГАМИ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2016. – № 8-3. – С. 464-467;
URL: https://www.applied-research.ru/ru/article/view?id=10059 (дата обращения: 06.05.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074