Научный журнал
Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований

ISSN 1996-3955
ИФ РИНЦ = 0,580

ВЛИЯНИЕ КРАТКОВРЕМЕННОЙ И ДЛИТЕЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ К ВЫСОКОГОРЬЮ НА ПРОЦЕСС ЗАЖИВЛЕНИЯ ГНОЙНОЙ РАНЫ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ

Мамакеев К.М. 1 Ниязов Б.С. 2 Абдылдаев Н.К. 2 Ниязова С.Б. 2 Сабитов А.А. 2
1 Национальный хирургический центр
2 Кыргызский государственный медицинский институт переподготовки и повышения квалификации им. С.Б. Даниярова
Изучен характер течения гнойного раневого процесса в период кратковременной и длительной адаптации к высокогорью (3200 м над уровнем моря). Опыты проводили на 72 беспородных кроликах. Экспериментальные кролики были разделены на 3 группы: в каждой группе по 24 кролика. На I-й контрольной группе – опыты проводились в условиях низкогорья 770 м над уровнем моря. На остальных группах, II, III опытных группах, с кратковременной и длительной адаптацией к условиям высокогорья, эксперименты проводили в условиях 3200 м над уровнем моря, на перевале Туя-Ашуу. Характер течения гнойного раневого процесса мягких тканей показан при помощи планиметрического метода, скорости уменьшения площади ран, цитологического исследования и УЗ-мониторинга. В ходе сравнения наблюдается значительное отставание заживления раны у экспериментальных кроликов II группы, в условиях высокогорья. На 15-е сутки площадь ран составляют: в I группе – 448,8 ± 10,18 мм2 (р ≤ 0,005), во II группе – 676,1 ± 63,10 мм2 (р ≤ 0,005), и в III – 456,5 ± 18,39 мм2 (р ≤ 0,005). На 20-й день сокращение площади раны II группы составляет в среднем – 398,5 ± 44,40 мм2 (р ≤ 0,005), так как в I-й группе – 237,3 ± 29,20 мм2 (р ≤ 0,005). и в III-й группе – 303,8 ± 30,15 мм2 (р ≤ 0,005), что показывает, при кратковременной адаптации к высокогорью отмечается затяжное течение заживления ран по сравнению с другими экспериментальными группами.
высокогорье
адаптация
раневой процесс
1. Абаев Ю.К. Справочник хирурга: Раны и раневая инфекция. Ростов н/Д.: Феникс 2006. 427 с.
2. Ковальчук Л.В. Учение о воспалении в свете новых данных: развитие идей И.И. Мечникова // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2008. № 5. С. 10–15.
3. Фрейдлин И.С. Современные представления о фагоцитарной теории // Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2008. № 5. С. 4–10.
4. Collard E. Improved function of diabetic woundsite macrophages and accelerated wound closure in response to oral supplementation of a fermented papaya preparation. Antioxid Redox Signal. 2010, Jan 23 (ahead of print) [Electronic resource]. URL: http://www.liebertonline.com/doi/pdfplus (date of access: 25.12.2018).
5. Does A.M. Antimicrobial Peptide hLF1 Directs GranulocyteMacrophage ColonyStimulating Factor Driven Monocyte Differentiation toward Macrophages with Enhanced Recognition and Clearance of Pathogens. Antimicrob. Agents Chemother. 2010. № 54(2). P. 811816.
6. Ивлев Ю.Ф. снижение теплоизоляции при адаптации к высокогорье чернокоготной жестковолосой мыши (lophuromus melanonyxpetter) // Доклады Академии наук. 2016. Т. 466. № 6. С. 738.
7. George K. Are quantitative bacterial wound cultures use ful. J. Clin. Microbiol. 2014. Vol. 52. P. 2753–2756. DOI: 10.1128/JCM.00522-14.
8. Смирнова Н.А. Оптимизация лечения повреждений кожи различного генеза в комбустиологии и дерматологии // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. 2011. № 2. С. 52–55.
9. Слынько Т.Н. Морфофункциональные изменения эндокринных органов при действии алкоголя в ранние сроки адаптации к высокогорью // Вестник Кыргызско-Российского славянского университета. 2016. Т. 16. № 3. С. 168–171.
10. Слынько Т.Н. Влияние дефицита гормонов на изменения некоторых эндокринных органов в поздние сроки реадаптации и гипоксии // Астраханский медицинский журнал. 2012. Т. 7. № 4. С. 232–233.
11. Исмаилова С.А. Морфометрические показатели сердца равнинных крыс и при долгосрочной их адаптации к высокогорью Алай // Наука вчера, сегодня, завтра. 2016. № 3 (25). С. 35–41.
12. Айдаралиев А.А. Оценка и прогноз функционального состояния организма человека в экстремальных условиях среды // Современные аспекты адаптации организма к экстремальным условиям. Бишкек, 1998. С. 39.
13. Махмудова Ж.А. Течение катехоламинового некроза миокарда на фоне комбинированного применения атенолола и коэнзима Q10 при икратковременном пребывании животных в условиях высокогорья // Вестник КГМА им. И.К. Ахунбаева. 2014. № 1. С. 71–75.

Раневой процесс очень сложный поликомпонентный процесс и имеет фазовый характер. Для его рассмотрения, в процессе развития гнойного воспаления мягких тканей в условиях высокогорья, потребуется учет больших тенденций [1, 2].

Всем известно, что все раны заживают через воспалительные процессы [3]. Фагоцитарную способность лейкоцитов проявляют воспаления. Основной ролью лейкоцитов является борьба с чужеродными агентами [3]. Активность фагоцитов осуществляется полиморфно-нуклеарными клетками. Далее фагоцитами осуществляется переваривание чужеродных веществ с помощью лизосом [4]. После выхода нейтрофилов в очаг воспаления начинают появляться лимфоциты, моноциты и идет трансформация в макрофаги, которые удаляют большую часть нежизнеспособных тканей и микробную флору [5]. Продукты фагоцитирующих клеток с плазменными факторами сопровождают фазу самоочищения раны [6]. В результате рана преобразуется в гнойную рану. Клинические данные указывают, что это преобразование не говорит о хирургической инфекции в какой-то момент, для этого экссудат должен заполняться клеточными популяциями, фрагментами мертвых тканей и элементами первичного загрязнения [7]. Многие исследователи полагают, что причиной гнойного процесса являются бактерии [8]. Но есть факты, которые ставят под сомнения исключительную роль гноеродных микробов [8].

Недостаток кислорода влияет на реологию крови человека. По мере подъема в горы снижается парциальное давление кислорода, что ведет к снижению работы защитно-приспособительных реакций организма [9]. В период адаптации организма человека в условиях высокогорья отражается на метаболических процессах всех систем и течения раневого процесса [10]. В условиях высокогорья развивается высокогорный тромбогеморрагический синдром. Установлено, что формирование первой, гиперкоагуляционной фазы на 3-е сутки пребывания в горах, и второй, гипокоагуляционной фазы на 30-й день пребывания в горах, обуславливает функционирование организма в период адаптации к высокогорью на границе патологии и здоровья [11, 12]. В период адаптации к высокогорью в организме происходят изменения со стороны крови и свертывающей системы. Характер изменений в крови, в период адаптации к высокогорью, зависит от тренированности макроорганизма, высоты горных местностей и от начального показателя организма [12]. По данным исследователей, после кратковременного пребывания организма в условиях высокогорья, уменьшается количество лимфоцитов периферической крови, после длительного пребывания количество антигена остается высоким. Таким образом, исследователями показано, что в период кратковременной адаптации снижается активность нейтрофилов и моноцитов, что свидетельствует о целесообразности иммунокорегирующей терапии в момент подъема в горы [13].

Несмотря на множество работ, посвященных изучению влияния адаптации к высокогорью на организм человека, работ, посвященных изучению гнойного воспаления мягких тканей в период кратковременной и длительной адаптации к условиям высокогорья, практически нет. Основные работы содержат результаты исследований процессов асептического воспаления или они были связаны с проблемами изучения воспаления тех или иных органов и систем организма в горах.

Цель исследования: показать характер течения гнойной раны в период длительной и кратковременной адаптации к высокогорью.

Материалы и методы исследования

Эксперименты были согласованы с этическим комитетом при Министерстве здравоохранения Кыргызской Республики и проведены по правилам Европейской конвенции о защите позвоночных животных, используемых для экспериментов или в иных научных целях (European Convention for the Protection of Vertebrate Animals used for Experimental and Other Scientific Purposes, 18.03.1986). Эксперименты проведены на 72 беспородных кроликах.

3 группы экспериментальных животных по 24 особей. I – контрольная группа, находящаяся в г. Бишкек 770 м над уровнем моря; II – группа, после 3-дневной, адаптации к высокогорью (перевал Туя-Ашуу, 3200 м над уровнем моря); III – группа, после 30-дневной адаптации к высокогорью (перевал Туя-Ашуу, 3200 м над уровнем моря).

Гнойная рана была смоделирована по методике «Моделирование стандартной обширной гнойной раны мягких тканей кожно-лоскутным методом» (Рационализаторское предложение № 832 от 19 мая 2016 г. Национального хирургического центра им. М.М. Мамакеева при Министерстве здравоохранения Кыргызской Республики).

Оценку течения раневого процесса проводили на 3-, 7-, 15- и 20-е сутки раневого процесса. В эксперименте контроль за раневым процессом осуществлялся на основании планиметрического метода, скорости уменьшения площади ран, цитологического исследования и УЗ-мониторинга.

Планиметрический метод исследования Л.Н. Поповой.

(S – Sn)×100/S×Т,

где S – площадь раны (мм2), Sn – площадь ран (мм2), Т – число дней.

Цитологическое исследование проводили для оценки репаративных процессов в ране. Мазки-отпечатки в разные сроки по методике М.П. Покровского и М.С. Макарова. Для этого предварительно раневую поверхность очищали от гнойно-некротического налета. Затем на очищенную поверхность раны прикладывали заранее подготовленное, стерильное предметное стекло. Высохшие мазки фиксировали по Маю – Грюнвальду и окрашивались по Романовскому. При сочетании в ране разных стадий гнойного процесса отпечатки снимали с разных участков. Далее мазок фиксировали метиловым спиртом, затем окрашивали по обычной гистологической методике в течение 30 мин. Подсчет клеточных элементов проводили под увеличением х600, от 100 до 300 клеток в разных участках препарата.

Статистическую обработку проводили с помощью компьютерной программы SPSS 23.0. С использованием критерия Колмогорова – Смирнова определяли нормальность распределения количественных признаков, равенство дисперсий – с критерием Levene. Результаты сравнивали в различных группах параметрической (ANOVA) и непараметрической методами статистики (критерий Краскеля – Уоллеса), Критическое значимости считалось р < 0,05.

Результаты исследования и их обсуждение

На момент начала исследования средняя площадь всех экспериментальных ран составляет 2011,6 ± 1,47 мм². Разница между группами, на 3-е и 7-е сутки, небольшая, но наблюдается отставание II группы. На 15-е сутки имеется видимое различие II группы между I, II группами, которые составляют, в I группе – 448,8 ± 10,18 мм2, во II группе – 676,1 ± 63,10 мм2 и в III – 456,5 ± 18,39 мм2 (табл. 1).

Таблица 1

Динамика изменения площади ран (мм2) (M ± s)

 

3 день

7 день

15 день

20 день

I группа

1967,6 ± 8,89

1439,3 ± 30,85

448,8 ± 10,18

237,3 ± 29,20

II группа

1989,0 ± 3,28

1488,3 ± 10,32

676,1 ± 63,10

398,5 ± 44,40

III группа

1969,6 ± 10,53

1453,6 ± 25,97

456,5 ± 18,39

303,8 ± 30,15

Примечание. р ˂ 0,5.

На 15-е сутки, во II группе площадь раны сократилось в среднем до – 676,1 ± 63,10 мм2 и значительно отстает, так как в I группе – 448,8 ± 10,18 мм2 и в III группе – 456,5 ± 18,39 мм2 (табл. 1). Так исследуемые показатели скорости заживления ран на 15-е сутки составили 8,79 ± 0,81 мм2, 6,63 ± 0,81 мм2 и 8,59 ± 0,07 мм2, это показывает, что адаптация значительно влияет на пролиферативные процессы и на скорость заживления ран (табл. 2).

Таблица 2

Скорость заживления ран (мм²) (M ± s)

 

3 день

7 день

15 день

20 день

I группа

0,65 ± 0,03

6,73 ± 0,40

8,79 ± 0,81

10,05 ± 0,66

II группа

0,35 ± 0,05

6,28 ± 0,14

6,63 ± 0,81

7,97 ± 0,87

III группа

0,68 ± 0,13

6,54 ± 0,29

8,59 ± 0,07

8,66 ± 1,42

Примечание. р ˂ 0,5.

Цитологическое исследование раневого экссудата широко применяется в экспериментальной практике. Этот метод исследуется для объективной морфологической оценки течения раневого процесса гнойных ран.

На 3-е сутки лечения в I группе нейтрофилы составляли 83,1 ± 0,5 %, деструкция лейкоцитов на высоком уровне 62,9 ± 1,5 %, соответственно лимфоциты 2,1 ± 0,1 %, макрофаги 2,1 ± 0,1 %, фибробласты 0,7 ± 0,1 %, что говорит о затянувшем воспалительном процессе (табл. 3). Во II группе, на 3-е сутки от момента моделирования раны нейтрофилы составляли 93,2 ± 0,1 %, деструкция лейкоцитов на высоком уровне 73,5 ± 0,1 %, соответственно лимфоциты 1,3 ± 0,04 %, макрофаги 3,1 ± 0,5 %, фибробласты 0,2 ± 0,05 %, что говорит о затянувшем воспалительном процессе. Плазматические клетки отсутствуют, что говорит о начальных этапах раневого процесса (табл. 3).

Таблица 3

Цитограммы гнойных ран на 3-е сутки

 

Дeструкция лeйкоцитов

Нeйтро- филы

Лимфо- циты

Поли- блaсты

Макро- фaги

Фибро- блaсты

Плазмaтичeские клeтки

I группа

62,9 ± 1,5

83,1 ± 0,5

2,1 ± 0,1

1,5 ± 0,1

2,1 ± 0,1

0,7 ± 0,1

0

II группа

73,5 ± 0,1

93,2 ± 0,1

1,3 ± 0,04

1,0 ± 0,06

3,1 ± 0,5

0,2 ± 0,05

0

III группа

72,6 ± 0,7

89,3 ± 0,2

1,0 ± 0,04

1,3 ± 0,08

3,1 ± 0

0,5 ± 0,04

0

Примечание. р ˂ 0,5.

На 7-е сутки в I группе в цитограмме в серии наблюдается, постепенное уменьшение количества нейтрофилов до 74,0 ± 0,2 %, что свидетельствует о ликвидации воспалительного процесса и наблюдается появление плазматических клеток до 1,0 ± 0,05 %, во II группе наблюдается, постепенное уменьшение количества нейтрофилов до 86,9 ± 0,5 %, что свидетельствует о вялой ликвидации воспалительного процесса, по сравнению с другими группами (табл. 4).

Таблица 4

Цитограммы гнойных ран на 7-е сутки

 

Дeструкция лeйкоцитов

Нeйтро- филы

Лимфо- циты

Поли- блaсты

Макро- фaги

Фибро- блaсты

Плазмaтичeские клeтки

I группа

51,1 ± 0,1

74,0 ± 0,2

5,2 ± 0,09

4,2 ± 0,09

4,0 ± 0,09

2,5 ± 0,05

1,0 ± 0,05

II группа

71,3 ± 1,3

86,9 ± 0,5

1,3 ± 0,04

1,0 ± 0

3,1 ± 0

0,5 ± 0

0

III группа

64,7 ± 0,9

79,9 ± 0,3

1,7 ± 0,05

1,1 ± 0,05

3,0 ± 0,07

0,6 ± 0,04

0

Примечание. р ˂ 0,5.

На 15-е сутки лечения в I группе деструкция лейкоцитов составила 41,1 ± 0,1 %, количество нейтрофилов 61,2 ± 0,08 %, лимфоциты 6,2 ± 0,1 %, полибласты 9,1 ± 0,07 %, макрофаги 6,2 ± 0,1 %, фибробласты 6,0 ± 0,06 %, плазматические клетки 1,2 ± 0,07 %, во II группе деструкция лейкоцитов 61,3 ± 1,2, когда в I и III группе 41,1 ± 0,1 и 52,5 ± 0,4, то есть во II группе затянулся грануляционный процесс (табл. 5).

Таблица 5

Цитограммы гнойных ран на 15-е сутки лечения

 

Дeструкция лeйкоцитов

Нeйтро- филы

Лимфо- циты

Поли- блaсты

Макро- фaги

Фибро- блaсты

Плазмaтичeские клeтки

I группа

41,1 ± 0,1

61,2 ± 0,08

6,2 ± 0,1

9,1 ± 0,07

6,2 ± 0,1

6,0 ± 0,06

1,2 ± 0,07

II группа

61,3 ± 1,2

75,0 ± 0,4

3,1 ± 0,04

1,2 ± 0,06

3,1 ± 0,05

1,0 ± 0

0

III группа

52,5 ± 0,4

70,7 ± 0,7

3,3 ± 0,08

1,4 ± 0,08

3,7 ± 0,05

1,1 ± 0,05

0,1 ± 0,08

Примечание. р ˂ 0,5.

К концу исследования в мазках отпечатков ран снизились содержания нейтрофилов, деструкции лейкоцитов. Количество грануляционных клеток повысилось, и различия между группами сохраняются (табл. 6).

Таблица 6

Цитограммы гнойных ран на 20-е сутки лечения

 

Дeструкция лeйкоцитов

Нeйтро- филы

Лимфо- циты

Поли- блaсты

Макро- фaги

Фибро- блaсты

Плазмaтичeские клeтки

I группа

28,2 ± 0,1

42,0 ± 0,7

7,5 ± 0,3

17,9 ± 0,3

10,1 ± 0,08

9,1 ± 0,1

2,6 ± 0,1

II группа

51 ± 0,6

58,3 ± 0,7

4,4 ± 0,1

1,3 ± 0,07

3,7 ± 0,08

1,1 ± 0,05

1,03 ± 0,05

III группа

48,6 ± 0,4

55,3 ± 0,3

5,1 ± 0,1

1,8 ± 0,06

4,0 ± 0,04

1,5 ± 0,04

1,2 ± 0,08

Примечание. р ˂ 0,5.

При УЗ-мониторировании I и II группы схожи в 13 (54,16 %) случаях выявлены выраженные инфильтративно-воспалительные изменения вокруг раны. Однородные и неоднородные жидкостные скопления в межмышечных пространствах. На 15-е сутки в УЗ-изображении воспалительно-инфильтративные изменения сохраняются в 20 (83,33 %) случаях.

При кратковременной адаптации к условиям высокогорья, на 3-е сутки от момента начала лечения на УЗ-изображениях, в 86 (89,58 %) случаях выявлены гематомы с полициклическим образованием с нечеткими ровными контурами, по структуре гипоэхогенной неоднородной структурой. В 20 (15,62 %) наблюдениях выявлен инфильтрат, с нечетким неровным контуром, гипо- и изоэхогенной структурой. 7-е сутки от момента лечения в УЗ-изображениях. выявлены межмышечные жидкостные скопления, размеры варьировали от 1,0–13,0 мм. Диагностированы жидкостные скопления с анэхогенной и гипоэхогенной структурой. В 53 (55,20 %) случаях имеется сочетание жидкостного скопления и инфильтративно-воспалительного процесса в тканях раны, отеки мягких тканей вокруг раны с неровными нечеткими контурами межмышечными жидкостными ходами, признаки флегмоны. На 15-е сутки в УЗ-изображении воспалительно-инфильтративные изменения, выраженные в 20 (95,83 %) случаях.

Исследование показало, что адаптация организма к условиям высокогорья влияет на заживление ран и имеет первостепенное значение.


Библиографическая ссылка

Мамакеев К.М., Ниязов Б.С., Абдылдаев Н.К., Ниязова С.Б., Сабитов А.А. ВЛИЯНИЕ КРАТКОВРЕМЕННОЙ И ДЛИТЕЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ К ВЫСОКОГОРЬЮ НА ПРОЦЕСС ЗАЖИВЛЕНИЯ ГНОЙНОЙ РАНЫ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2019. – № 3. – С. 39-43;
URL: https://www.applied-research.ru/ru/article/view?id=12680 (дата обращения: 20.01.2021).

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074